title

ГлавнаяСтатьиМифология Адама Смита

Мифология Адама Смита



Опубликовано: 02.02.2016

001

Оборона страны гораздо важнее, чем богатство !

Адам Смит (1723-1790)

 

 

 

О чем, на самом деле, книга «Богатство народов».

 

Бранил Гомера, Феокрита;

Зато читал Адама Смита,

И был глубокий эконом,

То есть, умел судить о том,

Как государство богатеет,

И чем живет, и почему

Не нужно золота ему,

Когда простой продукт имеет.

 

А.С.Пушкин «Евгений Онегин»

Аннотация

Перед вами книга о книге. Этот жанр стал редкостью в наше время, когда чтение все больше вытесняется информационными потоками. Однако, научный труд, о котором пойдет речь вошел в сокровищницу мировой экономической мысли и не потерял актуальность до настоящего времени. Речь идет о работе Адама Смита «Исследование о природе и причинах богатства народов», впервые увидевшей свет в 1776 году.

К сожалению, в последние годы это произведение А.Смита обросло столькими спекуляциями и мифами, что возникла необходимость эти мифы развеять. Именно этой цели посвящена настоящая книга. В ней подробно изложены взгляды А.Смита на экономику и устройство общества. Читатель с удивлением узнает, что нет никакой «невидимой руки рынка», а по своим взглядам А.Смит типичный государственник и никак не может претендовать на роль основателя современного рыночного фундаментализма.

Книга будет интересна не только экономистам, но и всем, кто интересуется экономикой и историей экономических учений. Чтение книги не требует специальных знаний и подготовки.

Введение

Все слышали про Адама Смита. Либералы считают его основоположником рыночного фундаментализма (см. Приложение), последователи К.Маркса – одним из составных источников марксизма (см. Приложение), простой обыватель процитирует вам строчки из «Евгения Онегина», вынесенные в эпиграф настоящей статьи. Итак, что же знают про А. Смита? Если спросить человека, считающего себя экономистом, читал ли он А.Смита, что автор проделывал не раз, ответ будет утвердительный. На просьбу же рассказать про него, обычно слышишь следующий стандартный набор. Во-первых, Адам Смит написал книгу «Богатство народов», во-вторых, он создал теорию о «невидимой руке рынка», которая сама все регулирует без вмешательства государства и, в-третьих, он утверждал, что богатство общества есть совокупность богатства его членов, то есть, утверждают нам рыночники, чтобы государство стало богатым, просто-таки необходимо обогащаться его гражданам. Для большинства экономистов этих сведений об А.Смите вполне достаточно и подобная мифология вполне всех устраивает. Давайте же мы не будем лениться, а подробно проанализируем то, о чем писал Адам Смит, попутно ответив на вопрос – был ли он рыночником и почему рыночные фундаменталисты, постоянно апеллируя к нему, в то же самое время крайне редко его цитируют.

Адам Смит и богатство народов

Первое, что мы видим, открыв труд А.Смита, это его настоящее название «Исследование о природе и причинах богатства народов» [1]. Написан он в 1776 году и состоит из пяти книг. В самом начале (Введение и план сочинения) автор подробно раскрывает содержание каждой книги. Но мы не будем останавливаться и поближе познакомимся с их содержанием. Построим нашу работу следующим образом, в начале будет краткое описание содержания каждой книги, а затем будут приведены понравившиеся цитаты с необходимыми комментариями.

Итак,

Книга первая, «Причины увеличения производительности труда и порядок, в соответствие с которым его продукт естественным образом распределяется между различными классами народа».

Причины прогресса в области производительности труда и порядок, в соответствии с которым его продукт естественным образом распределяется между различными классами и группами людей в обществе, составляют предмет первой книги. Она состоит из одиннадцати глав.

Книга 1. Глава I «О разделении труда»

Пример булавочной мануфактуры. В первой главе А.Смит приводит, ставший классическим, пример роста производительности труда при его разделении на простейшие операции. В качестве иллюстрации рассмотрено производство булавок. Один рабочий, делая булавки от начала до конца, как утверждает А.Смит, не может произвести более 20 булавок в день. Если же разделить производство булавок на 18 отдельных операций, то 10 рабочих делают в день 48000 (!) булавок. То есть, в данном конкретном случае мы имеем увеличение производительности труда, за счет его разделения, в 240 раз!

Этот пример любят как рыночные фундаменталисты, так и марксисты. Первые видят в нем образец прогресса и развития производства, вторые – неизбежное обобществление производственных отношений.

Мы же прокомментируем эту главу следующим образом.

Увеличение производительности за счет разделения труда уже в XVIII веке стало свершившимся фактом. Адам Смит видел в происходящем одни только плюсы, ведь в его время более 90 % населения Европы занималось производительным трудом. Но рост производительности труда неизбежно ведет к появлению целого слоя людей, не занятых в материальном производстве. Это станет серьезной проблемой уже в конце ХХ века: 20 % работающего населения Земли смогут накормить и снабдить всем необходимым и себя, и все остальное население планеты. Спрашивается – чем заниматься остальным 80 %? Возникла идея – перенести производство из развитых стран в страны «третьего мира», при этом, за так называемым «золотым миллиардом» оставить функции управления, распределения и производства интеллектуального продукта. К сожалению (а скорее к счастью) реализация этой идеи столкнулась с двумя не преодолимыми трудностями. Во-первых, нация, не занимающаяся производительным трудом, очень быстро деградирует как морально, так и интеллектуально (это мы можем наблюдать по вопиюще низкому интеллектуальному уровню современной западной элиты). А, во-вторых, страны-производители не очень-то хотят делегировать функции распределения коллективному Западу, а по-просту, не желают, чтобы на них паразитировали.

И последнее. Все изменения в развивающихся системах проходят по спирали. Во времена А.Смита мы видим переход от натурального хозяйства и индивидуального производства к всеобщему разделению и механизации труда. Пик этого процесса в виде глобализации в мировом масштабе пришелся на начало ХХI века. Теперь этот процесс начинает идти в обратном направлении: возрастает роль национальных государств, с точки зрения обеспечения себя всем необходимым и, скорее всего, если эта тенденция сохраниться, к середине XXI столетия, мы придем к массовому появлению автономных домохозяйств, только на новом технологическом уровне.

Книга 1. Глава II «О причине, вызывающей разделение труда»

А.Смит: «Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов. Мы обращаемся не к их гуманности, а к их эгоизму, и никогда не говорим им о наших нуждах, а об их выгодах.»

Эту главу очень любят цитировать рыночники, здесь мы видим взгляд А.Смита на развитие человеческих отношений. В примитивном обществе спонтанно возникает разделения труда, связанное с тем, что у различных людей по-разному развиты способности к томи или иному виду деятельности: у кого-то лучше получается делать лук и стрелы, чем охотится, кто-то лучше плетет сети, чем ловит рыбу. Из этого, в принципе правильного, наблюдения, по мнению А.Смита, происходит разделение труда и коммерциализация отношений в обществе. Это вполне логичный взгляд западного человека. Они не могут себе представить общество, где каждый занимается своим делом на благо всех. Для западного мышления первичен эгоизм и личный интерес. В этом мы, то есть Запад и Русский мир, принципиально отличаемся друг от друга. Что такое работать на благо общества, а не на свой карман они не понимают или не хотят понимать.

Книга 1. Глава III «Разделение труда ограничивается размерами рынка»

А.Смит: «Вся внутренняя часть Африки и вся та часть Азии, которая отстоит далеко к северу от Черного и Каспийского морей, древняя Скифия, современная Татария (ТАРТАРИЯ! Прим. А.Щ.) и Сибирь во все века находились, по-видимому, в таком же варварском и диком состоянии, в каком они находятся и в настоящее время. Единственным морем Татарии (ТАРТАРИИ! Прим. А.Щ.) являлся Ледовитый океан, который не допускает судоходства; и, хотя несколько величайших рек в мире протекают по этой стране, они находятся на слишком большом расстоянии друг от друга, чтобы по ним можно было поддерживать сношения и вести торговлю с большей частью страны».

Здесь речь идет, конечно о Тартарии, ведь в 1776 году, когда был опубликован труд А.Смита, она еще существовала. Об этом свидетельствует и первое издание Британской энциклопедии [2], вышедшей в 1771 году (Рис. 1, Карта Тартарии).

Комментария на эту главу будет два. Первый – исторический. Несколько раз мне доводилось очень близко общаться с китайцами. В порыве откровенности они говорят про нас следующее:

– Мы знаем, что ваша история древнее и богаче, но вы сами дали ее уничтожить. Как можно относиться к вам, русским, с уважением, если вы не уважаете и не цените свое прошлое? Мы, в отличие от вас, свое историческое наследие сохранили и тщательно его охраняем.

Вывод отсюда напрашивается сам собой, пока мы не вернем свою собственную историю, пока в школах не перестанут преподавать небылицы, что славяне «жили звериным обычаем, жили по-скотски: убивали друг друга, ели все нечистое, и браков у них не бывало» [3], а с высоких трибун не перестанут говорить, что древние славяне «это варвары,…люди второго сорта, это почти звери» [4], до тех пор никто к нам, россиянам, не будет относится с уважением. Надо возвращать свою историю и, следуя за А.Смитом, исследовать страну Тартарию с исторической и экономической точки зрения, а не делать вид, что ее никогда не было.

002

Рис. 1 Карта Тартарии.

«TARTARY, a vast country in the northern parts of Asia, bounded by Siberia on the north and west: this is called Great Tartary. The Tartars who lie south of Muscovy and Siberia, are those of Astracan, Circassia, and Dagistan, situated north-west of the Caspian-sea; the Calmuc Tartars, who lie between Siberia and the Caspian-sea; the Usbec Tartars and Moguls, who lie north of Persia and India; and lastly, those of Tibet, who lie north-west of China».(Encyclopedia Britannica, Vol. III, Edinburgh, 1771, p. 887.)

Перевод: «Тартария, громадная страна в северной части Азии, граничащая с Сибирью на севере и западе, которая называется Великая Тартария. Тартары, живущие южнее Московии и Сибири, называются Астраханскими, Черкасскими и Дагестанскими, живущие на северо-западе от Каспийского моря, называются Калмыкскими Тартарами и которые занимают территорию между Сибирью и Каспийским морем; Узбекскими Тартарами и Монголами, которые обитают севернее Персии и Индии и, наконец, Тибетскими, живущие на северо-запад от Китая»).

(Энциклопедия «Британика», первое издание, Том 3, Эдинбург, 1771 г., с. 887).

Второй комментарий уже экономический. Адам Смит рассматривает, как пример, современную ему Тартарию с точки зрения развития торговли и промышленности. То есть Тартария фактически проиграла экономическое (а затем военное и политическое) соревнование с западными странами и была поглощена Московией, ставшей, в результате, Российской империей. Подробное обсуждение причин экономического поражения Тартарии – тема отдельного исследования, заметим здесь лишь тот факт, на который обращает внимание А.Смит – разделение труда и развитие промышленного производства напрямую связаны с торговлей. При отсутствии широких внутренних торговых связей, страна превратилась в автономно существующие области, связанные между собой лишь административно-политически. Промышленность не получила импульса к развитию, что и послужило причиной сначала экономического, а затем и военно-политического отставания от западных соседей.

Книга 1. Глава VII «О естественной и рыночной цене товаров»

А.Смит: «В каждом обществе или каждой местности равным образом существует обычная или средняя норма ренты, которая, как я покажу в дальнейшем, тоже регулируется частью общими условиями общества или местности, где расположена земля, частью же естественным или искусственным плодородием почвы.

Эти обычные или средние нормы могут быть названы естественными нормами заработной платы, прибыли и ренты для того времени и той местности, когда и где они обычно преобладают.

Если цена какого-либо товара не выше и не ниже того, что необходимо для оплаты в соответствии с их естественными нормами земельной ренты, заработной платы и прибыли на капитал, затраченный при добыче, обработке и доставке его на рынок, то товар этот продается, можно сказать, по его естественной цене

Эту главу у А.Смита рыночники упорно стараются не замечать. Дело в том, что в современном рыночном фундаментализме нет понятия естественной цены и, уж тем более, естественной прибыли. Согласно рыночным взглядам, цена – это продукт равновесия между спросом и предложением. А.Смит же опровергает это утверждение. Он убедительно доказывает, что цена на товар связана с «естественными причинами», то есть с реальными издержками на производство товара. Такая цена, по мнению А.Смита является справедливой или «естественной». Если цена ниже естественной, то она не справедлива для производителя, и он вынужден сворачивать производство, если же цена выше естественной, то она не справедлива для покупателя, а норма прибыли производителя выше естественной. Как крайний пример несправедливости, А.Смит приводит в пример монополию.

А.Смит: «Монополия, предоставленная отдельному лицу или торговой компании, оказывает то же действие, что и секрет в торговле или мануфактурном производстве. Монополисты, поддерживая постоянный недостаток продуктов на рынке и никогда не удовлетворяя полностью действительный спрос, продают свои товары намного дороже естественной цены и поднимают свои доходы, – состоят ли они в заработной плате или прибыли, – значительно выше их естественной нормы.»

Далее, А.Смит приводит рецепт, как бороться с монополией – это «свободная конкуренция».

А.Смит: «Монопольная цена во всех случаях является высшей ценой, какая только может быть получена. Естественная цена, или цена свободной конкуренции, напротив, представляет собою самую низкую цену, на какую можно согласиться, – конечно, поскольку речь идет не об отдельном случае, а о продолжительном времени. Первая во всех случаях является высшей ценой, какую только можно вытянуть у покупателей или какую, как предполагается, они согласны дать; вторая представляет собою низшую цену, какую продавцы соглашаются взять, не прекращая в то же время своего дела.»

Это очень принципиальный вопрос и на нем я хочу остановиться чуть более подробно. Речь идет о рыночном ценообразовании. Чему нас учит А.Смит? Ценообразование в условиях свободной конкуренции происходит исходя из реальных издержек производителя с установлением естественной «для того времени и той местности» нормы прибыли. Что это означает на практике? Представим себе некоего производителя, который производит и реализует на рынке некий товар в условиях свободной конкуренции. Представим, что спрос на этот товар резко вырос. Что будет делать производитель? Он начнет увеличивать производство, любыми путями стараясь удовлетворить потребности рынка, так как главное для производителя – это занимать на рынке как можно большую нишу. Но цену на свой товар производитель, при этом, повышать не будет.

Чему нас учит рыночный фундаментализм? Цена при свободной конкуренции устанавливается в виде баланса спроса и предложения. Следовательно, при увеличении спроса, производитель должен сразу же повысить цену, но в реальной жизни это не так. Реальный производитель ведет себя в соответствии с А.Смитом – он любыми способами пытается увеличить производство товара, при этом не увеличивая цену. Почему это именно так, а не иначе? Если производителя устраивает норма прибыли, которая соответствует общепринятому значению для «того времени и той местности», то единственное его желание – производить и продавать как можно больше своего продукта по справедливой рыночной цене. Любое увеличение цены, если оно не вызвано объективным ростом издержек, неизбежно толкнет покупателя в объятия другого производителя, не изменившего свои цены.

Аналогичное поведение справедливо и для случая сокращения спроса. Снижение цены или ценовая конкуренция чаще всего приводит производителя к банкротству, поэтому выгоднее сокращать производство, экономя на издержках, но не опускать цену.

Книга 1. Глава VIII «О заработной плате»

А.Смит: «Ни одно общество, без сомнения, не может процветать и быть счастливым, если значительнейшая часть его членов бедна и несчастна.

…..опыт всех веков и народов говорит за то, что труд свободных людей обходится в конечном счете дешевле труда рабов.

Итак, высокая оплата труда, будучи последствием возрастания богатства, вместе с тем является причиной возрастания населения. Жаловаться по поводу нее значит оплакивать необходимые следствия и причины величайшего общественного благосостояния.»

А.Смит пишет в XVIII веке, что высокая заработная плата рабочих – залог процветания всего общества. Правда осуществить на практике эту идею смог только Генри Форд, спустя 150 лет, когда наладил конвейерный выпуск недорогих автомобилей и стал платить своим рабочим такую зарплату, что они могли эти автомобили купить [5]. То есть Г.Форд первым воплотил в жизнь то, о чем писал А.Смит – высокая заработная плата рабочих – это гарантированный спрос на товары долговременного пользования, а, значит, более емкий рынок для промышленного производства.

А.Смит: «Следует, пожалуй, отметить, что положение рабочих, этой главной массы народа, становится, по-видимому, наиболее счастливым и благоприятным скорее при прогрессирующем состоянии общества, когда оно идет вперед в направлении дальнейшего обогащения, чем когда оно приобрело уже всевозможные богатства. Положение рабочих тяжело при стационарном состоянии общества и плачевно при упадке его.»

Здесь А.Смит пишет о главном противоречии капитализма. Когда капитализм растет, за счет освоения новых рынков, он дает возможность хорошо жить всем слоям населения. Но стоит ему заполнить все ниши и остановиться в росте, как он начинает «поедать» сам себя. То есть, могильщик капитализма не пролетариат, как считал К.Маркс [6], а глобализация, вернее ее завершение. Когда будет некуда расти, наступит глобальный кризис, а затем, стагнация. Вот о чем писал А.Смит, и вот, что мы наблюдаем в сегодняшнем мире.

Книга 1. Глава IX «О прибыли на капитал»

А.Смит: «Законом в 37-й год правления Генриха VIII процент, превышающий десять со ста, был объявлен незаконным. До этого, по-видимому, взимали нередко больше. В правление Эдуарда VI религиозное рвение воспрещало всякий процент. Однако, как утверждают, это запрещение, подобно всем другим запрещениям такого же рода, не имело никакого действия и, вероятно, скорее увеличило, чем ослабило зло ростовщичества. Статут Генриха VIII был возобновлен пунктом 8-м акта, изданного в 13-й год правления Елизаветы, и десять процентов продолжали быть законной нормой процента до закона, изданного в 21-й год правления Якова I, когда она была ограничена восемью процентами. Она была понижена до шести процентов вскоре после Реставрации, а законом в 12-й год правления королевы Анны – до пяти процентов.

В Бенгалии деньги часто ссужаются фермерам по сорок, пятьдесят и шестьдесят процентов, и ожидаемый урожай закладывается в обеспечение уплаты. Подобно тому как прибыль, могущая оплачивать такой высокий процент, должна поглотить почти всю ренту землевладельца, так и столь чрезмерное ростовщичество должно в свою очередь поглотить большую часть этой прибыли. Перед падением Римской республики подобное ростовщичество, по-видимому, было обычно в провинциях при разорительном управлении их проконсулов. Из писем Цицерона мы узнаем, что добродетельный Брут ссужал деньги в Кипре из сорока восьми процентов [См. Cicero ad Att., VI, 1, 6.].»

Так и хочется сказать: «И ты, Брут!» О чем эта глава? А.Смит на множестве конкретных примерах доказывает вред неконтролируемой государством банковской деятельности. Он или знал, или интуитивно чувствовал Закон концентрации финансового капитала [7], который гласит, что если финансист (банкир) ничем не ограничен при установлении процентной ставки, то все финансовые средства, в конце концов, сосредотачиваются в руках банка (или группы банков), изначально имевших самый крупный капитал. Естественно, что вместе с деньгами к этим людям переходит и власть. Об этом не любят упоминать рыночные фундаменталисты, но, фактически, А.Смит призывает к жесткому государственному регулированию финансового рынка, а именно, ограничению максимального ссудного процента.

А.Смит: «В Великобритании купцы признают хорошей, умеренной, справедливой прибыль, равную удвоенному обычному проценту; как мне думается, выражения эти имеют в виду именно среднюю и обычную прибыль.»

Здесь А.Смит пишет об ограничении торговой наценки, причем приводит ее количественное значение – удвоенный ссудный процент. Именно такое значение он считает справедливым.

Книга 1. Глава X «О заработной плате и прибыли при различных применениях труда и капитала»

А.Смит: «Введение новой отрасли производства или торговли или нового метода в земледелии всегда представляет собою своего рода спекуляцию, от которой предприниматель ожидает получить чрезвычайную прибыль. Прибыли эти иногда бывают очень велики, но иногда, а может быть, и чаще всего бывает совершенно противоположное; но, по общему правилу, прибыли эти не находятся ни в каком правильном соответствии с прибылями других, старых отраслей промышленности и торговли в данной местности. В случае успеха предприятия прибыль обыкновенно бывает вначале очень высока. Когда же данная отрасль производства или торговли, или новый метод вполне упрочивается и становится общеизвестным, конкуренция уменьшает прибыль до обычного уровня ее в других отраслях».

В этой главе А.Смит описывает процесс освоения новой рыночной ниши. Обычно, когда открывается новая рыночная ниша, это приносит большие дивиденды тем компаниям, которые первыми пришли на этот рынок. Но, по мере освоения нового рынка, туда приходят другие компании, и он (рынок) становится конкурентным, то есть норма прибыли приходит в соответствие с аналогичными рынками. Впрочем, здесь, за 200 с лишним лет, мало что изменилось.

Книга 1. Глава XI «Земельная рента»

А.Смит: «Если иметь в виду дикие и варварские племена, то сотой или несколько более сотой части всего количества труда, затрачиваемого в течение года, достаточно для снабжения их одеждой и жилищем с удовлетворением потребностей большей части населения. Остальные девяносто девять сотых труда часто оказываются едва достаточными для того, чтобы обеспечить их пищей.

Но когда благодаря улучшению и обработке земли труд одной семьи может уже снабжать пищей две семьи, труд половины всего общества оказывается достаточным для снабжения пищей всех жителей. Поэтому другая половина или по меньшей мере значительная часть ее может быть использована для добывания других предметов или для удовлетворения других потребностей или прихотей человечества. Одежда и жилище, предметы домашнего обихода и так называемая обстановка представляют собою значительную часть таких потребностей и прихотей. Богатый человек потребляет не больше пищи, чем его бедный сосед. Что касается качества, то могут быть значительные различия в пище, и на отыскание и приготовление такой пищи может требоваться много труда и умения, но в количественном отношении разницы почти нет. Но сравните обширный дворец и большой гардероб одного с лачугой и немногими лохмотьями другого, и вы увидите, что различие в их одежде, жилище и домашней обстановке почти одинаково велико как в отношении количества, так и качества. Стремление к пище ограничивается у каждого человека небольшой вместимостью человеческого желудка, но стремление к удобствам и украшению жилища, одежды, домашней обстановки и утвари не имеет, по-видимому, предела или определенных границ».

Здесь А.Смит рассуждает о росте производительности труда и необходимости, при этом, чем-то занимать высвобождающихся от процесса производства товаров первой необходимости людей. А.Смит смотрит на этот процесс с оптимизмом, считая, что нет предела тяги человека к роскоши. Мы же знаем, что у тяги к роскоши есть предел – конечность ресурсов планеты Земля. И если прокормить и удовлетворить все насущные потребности человечества Земля может, то при условии, что все население планеты начнет потреблять на уровне жителей США, годовых возобновляемых ресурсов земного шара хватит лишь на 3 месяца [8].

Книга вторая. «О природе капитала, его накоплении и применении»

Вторая книга рассматривает природу капитала, способы его постепенного

накопления, а также изменения в количествах труда, приводимых им в движение, в зависимости от различных способов его применения. Состоит вторая книга из пяти глав.

Книга 2. Глава I «О подразделении накопленных запасов»

А.Смит: «Капитал может быть употребляем двумя различными способами, чтобы доставлять доход или прибыль своему обладателю.

Во- первых, он может быть употреблен на производство, переработку или покупку товаров с целью перепродажи их с прибылью. Капитал, употребляемый таким образом, не приносит дохода или прибыли своему владельцу, пока он остается в его обладании или сохраняет свою прежнюю форму. Товары купца не приносят ему дохода или прибыли, пока он не продаст их за деньги, а деньги дадут ему мало пользы, пока они в свою очередь не будут выменены на товары. Его капитал постоянно уходит от него в одной форме и возвращается к нему в другой, и только путем такого обращения или последовательных обменов он может приносить ему какую бы то ни было прибыль. Такого рода капиталы можно поэтому вполне правильно назвать оборотными капиталами. Во-вторых, капитал может быть употреблен на улучшение земли, на покупку полезных машин и инструментов или других подобных предметов, которые приносят доход или прибыль без перехода от одного владельца к другому или без дальнейшего обращения. Такие капиталы можно поэтому с полным правом назвать основными капиталами

Здесь А.Смит приводит, ставшее классическим, разделение капитала на основной и оборотный.

А.Смит: «Общие запасы любой страны или общества совпадают с суммой запасов всех ее жителей или членов, и потому естественно подразделяются на те же самые три части, из которых каждая выполняет свою особую функцию или назначение. Первая часть, это та, которая предназначается для непосредственного потребления, и которая отличается тем, что она не приносит дохода или прибыли. Она состоит из запасов пищи, одежды, предметов домашнего обихода и т. п., которые были приобретены их непосредственными потребителями, но еще полностью не потреблены. Весь запас жилых домов, существующих в каждый данный момент в стране, тоже входит в эту первую часть запасов общества. Вторую из трех частей, на которые распадаются общие запасы общества, составляет основной капитал, который характеризуется тем, что он приносит доход или прибыль, не поступая в обращение или не меняя владельца. Третью и последнюю из трех частей, на которые естественно подразделяется весь накопленный запас общества, составляет оборотный капитал, который характеризуется тем, что он приносит доход только в процессе обращения или меняя хозяев.»

В этой части надо обратить внимание на следующее – деньги, ценные бумаги, акции и прочие финансовые инструменты не включены А.Смитом в разряд запасов общества. И это правильно, деньги нельзя есть, ими невозможно укрыться от холода, они, сами по себе, не запустят производственный механизм и не добудут сырье для переработки в полезный товар. Деньги – это инструмент и судить о богатстве страны по накопленным золото-валютным резервам, все равно, что судить о спортсмене по красоте его кроссовок. Без реального производства (основной капитал), без доступа к сырью и материалам (оборотный капитал) и без стратегических запасов товаров первой необходимости наличие всех прочих бумажных или золотых активов не делает страну ни богатой, ни независимой. Это было справедливо 200 лет назад, это справедливо и сейчас, как бы не менялся мир. Мне могут возразить – а как же интеллектуальная собственность? Интеллектуальная собственность существовала и при А.Смите, но сама по себе, без овеществления в конкретном продукте, она мало что стоит.

А.Смит: «Поскольку очень большая часть оборотного капитала постоянно извлекается из него для помещения в два других вида общего запаса общества, он в свою очередь должен постоянно пополняться, без чего скоро совсем прекратил бы свое существование. Эти пополнения получаются, главным образом, из трех источников – от продукта земли, рудников и рыболовства

Здесь А.Смит еще раз подчеркивает, что единственным источником капитала является планета Земля. К сожалению, в последние десятилетия об этом как-то стали забывать.

Книга 2. Глава II «О деньгах как особой части общих запасов общества или об издержках для поддержания национального капитала»

А.Смит: «Таким образом, деньги – это великое колесо обращения, это великое орудие обмена и торговли, хотя и составляют, наравне с другими орудиями производства, часть, и притом весьма ценную часть, капитала, не входят какою бы то ни было частью в доход общества, которому они принадлежат. И хотя монеты, из которых они состоят, в течение своего годового обращения доставляют каждому человеку следуемый ему доход, сами они в этот доход не входят.»

Еще раз, подчеркнем, вместе с А.Смитом, что деньги – инструмент создания дохода, но не сам доход общества. Общество богатеет, лишь прирастая материальными богатствами, а не деньгами. Почему это так важно понимать, особенно сегодня? В настоящее время, очень много стран имеют положительный внешнеторговый баланс. Когда экспорт существенно превосходит импорт. Образовавшуюся разницу, государства вкладывают в различные ценные бумаги. Таким образом, у них накопились огромные суммы так называемых «валютных резервов». С точки зрения здравого смысла и, согласно учению А.Смита, эти резервы, лежащие мертвым грузом, в загашниках Центральных банков, не делают страну богаче. Более того, размещая свои резервы в валюте или ценных бумагах других государств или частных структур, государство делает себя зависимым от них. Другими словами, храня свои сбережения в бумагах другой страны, вы отдаете этой стране часть своего суверенитета.

А.Смит: «Представляется достаточно ясным, – да и было уже отчасти разъяснено, – каким образом всякое сбережение в расходах по поддержанию основного капитала составляет увеличение чистого дохода общества. Весь капитал всякого предпринимателя обязательно подразделяется на капитал основной и капитал оборотный. Если его капитал остается неизменным, то чем меньше одна из указанных частей, тем больше должна быть другая. Оборотный капитал доставляет материалы в заработную плату рабочих и приводит все предприятие в движение. Поэтому всякое сбережение в расходах по поддержанию основного капитала, которое не уменьшает производительной силы труда, должно увеличивать фонд, который приводит в движение предприятие, а следовательно, должно увеличивать и годовой продукт земли и труда, реальный доход всякого общества».

Здесь А.Смит пишет о повышении эффективности производства за счет снижения издержек на амортизацию основного капитала. Это положение напрямую противоречит сегодняшней общемировой тенденции на ускоренную амортизацию основных производственных фондов. И если раньше оборудование на предприятиях работало десятки лет, то сейчас считается «эффективным» обновлять станочный парк раз в пять-семь лет, а то и чаще. Трудно судить, насколько такая практика повышает эффективность каждого конкретного предприятия, но то, что эффективность общества в целом при этом снижается – неоспоримо. Во-первых, кратно возрастают издержки на утилизацию и переработку выведенных из обращения основных фондов. А, во-вторых, в погоне за прибылью, предприятия, производящие оборудование, занимаются не снижением их себестоимости, а «ребрендингом», то есть выдумывают некие новшества, якобы улучшающие потребительские свойства, и выпускают на рынок «новый» продукт по существенно большей цене. Таким образом, эффективность общества в целом существенно снижается, что в первую очередь отражается (и это подчеркивает А.Смит) на заработной плате, то есть доходах основной массы населения и увеличению имущественного расслоения в обществе.

Книга 2. Глава III «О накоплении капитала, или о труде производительном и непроизводительном»

А.Смит: «Один вид труда увеличивает стоимость предмета, к которому он прилагается, другой вид труда не производит такого действия. Первый, поскольку он производит некоторую стоимость, может быть назван производительным трудом, второй – непроизводительным

Под непроизводительным трудом здесь имеется ввиду разного рода услуги: государственные, юридические, культурные и т. д., которые непосредственно не влияют на процесс производства. Во времена А.Смита никому и в голову не приходило учитывать непроизводительный труд в валовом внутреннем продукте. Эта идея возникла намного позднее, когда в реальном производстве стало работать менее 50 % от трудоспособного населения. Только дело в том, что непроизводительный труд не увеличивает реального богатства общества и складывать стоимость услуг со стоимостью произведенного продукта, получая при этом ВВП не совсем корректно.

А.Смит: «В прежние времена прозябавшая незначительная торговля и немногие грубые и простые мануфактуры, которые были в ходу, требовали лишь весьма небольших капиталов. Однако последние должны были приносить очень высокие прибыли. Норма процента нигде не спускалась ниже десяти на сто, и их прибыли должны были быть достаточно высоки, чтобы давать этот высокий процент. В настоящее время в развитых частях Европы процент нигде не превышает шести на сто, а в некоторых наиболее развитых странах он понижается до четырех, трех и даже двух на сто. Хотя та доля дохода населения, которая получается из прибыли на капитал, всегда значительно больше в богатых странах, чем в бедных, однако это объясняется тем, что здесь сам капитал значительно больше: по отношению же к капиталу прибыль обыкновенно бывает гораздо меньше».

О чем здесь идет речь? Еще во времена А.Смита было замечено, чем более промышленно развито общество, тем больше в нем регулируются отношения между государством и бизнесом и тем ниже в нем норма прибыли и наоборот, там, где властвует «дикий» ничем не регулируемый капитализм норма прибыли составляет десятки процентов. А.Смит справедливо называет первые общества богатыми, а последние бедными, так как, в конечном итоге, высокая норма прибыли на капитал ведет к имущественному расслоению и обнищанию как населения, так и общества в целом.

А.Смит: «Таким образом, соотношение между капиталом и доходом регулирует, по-видимому, повсюду соотношение между трудолюбием и праздностью. Там, где преобладает капитал, господствует трудолюбие, где преобладает доход, там господствует праздность

Если в этой фразе слово «праздность» заменить на «нищету», то все станет на свои места. А.Смит, как сторонник протестантской этики, не верно расставляет акценты. В обществах, где алчность капиталиста не ограничена ничем, трудолюбие не приносит дохода. Сколько бы человек не трудился, вся прибыль окажется у «хозяев жизни». Там же где государство жестко следит за доходами и ограничивает, тем или иным способом, возможность получения сверхприбыли, трудолюбие становится источником богатства и каждого работника, и общества в целом.

А.Смит: «Все, что какое-либо лицо сберегает из своего дохода, оно добавляет к своему капиталу; оно или затрачивает это сбережение на содержание добавочного количества производительных рабочих, или дает возможность сделать это кому-нибудь другому, ссужая ему это сбережение под проценты, т. е. за долю прибыли. Подобно тому как капитал отдельного лица может увеличиваться только на ту сумму, какую оно сберегает из годового дохода или прибыли, так и капитал всего общества, который равен общему капиталу всех личностей, может быть увеличен только таким же путем».

Здесь А.Смит говорит о том, что единственный источник благосостояния общества – это процесс создания материального продукта.

Книга 2. Глава VI «О капитале, ссужаемом под проценты»

А.Смит: «По мере увеличения отдаваемых взаймы капиталов неизбежно уменьшается процент, или цена, какую приходится платить за пользование этими капиталами.»

Здесь А.Смит рассматривает ростовщичество, как обыкновенное коммерческое предприятие, где действует один из законов рынка: при увеличении предложения и ограниченном спросе, цена на товар (в данном случае процент с капитала) понижается.

А.Смит: «В некоторых странах законом было воспрещено взимание денежного процента…. Этот запрет, как обнаружилось на опыте, вместо того, чтобы предотвратить, только усиливал зло ростовщичества, ибо должнику приходилось уже платить не только за пользование деньгами, но и за риск, которому подвергался кредитор, принимая вознаграждение за это

пользование. Он был вынужден, если можно так выразиться, страховать своего кредитора на случай кары за ростовщичество.»

Здесь нельзя не согласиться с А.Смитом, любой запрет на коммерческую деятельность только переводит ее в криминальную плоскость. Так, например, советская организованная преступность выросла на «крышевании» цеховиков. В любом случае, никогда ни к чему хорошему подобные запреты не приводили.

А.Смит: «В, странах, где взимание процента дозволено, закон в целях предотвращения вымогательства ростовщиков обычно устанавливает максимальную норму процента, какая может взиматься, не навлекая за это кары. Эта норма должна всегда несколько превышать самую низшую рыночную цену или ту цену, которая обычно уплачивается за пользование деньгами лицами, могущими представить наиболее верное обеспечение…. Никакой закон не в силах понизить обычную норму процента ниже самой низшей рыночной нормы, существующей в момент издания закона.»

Здесь А.Смит еще раз пишет о необходимости ограничения максимальной процентной ставки, при этом он считает важным подчеркнуть недопустимость, как полного запрета ростовщичества, так и чрезмерного (не сообразно установившимся рыночным отношениям) ограничения максимального ссудного процента.

Книга 2. Глава V «О различных помещениях капиталов»

А.Смит: «И главная задача политической экономии каждой страны состоит в увеличении ее богатства и могущества; поэтому она не должна давать преимуществ или оказывать особое поощрение внешней торговле предметами потребления предпочтительно перед внутренней торговлей или же транзитной торговле предпочтительно перед той и другой. Она не должна путем всякого рода поощрений привлекать к одному из этих двух каналов большую долю капитала, чем естественно притекало бы к ним без всякого воздействия.»

А.Смит еще раз подчеркивает, важность материального производства для повышения благосостояния страны и особенную роль здесь должна играть наука – политическая экономия. Однако, сегодня такой науки нет, есть рыночный фундаментализм, который скорее религия (или секта).

Книга третья. О развитии благосостояния у разных народов

Политика одних народов особенно сильно поощряла земледелие, политика других – городскую промышленность. Вряд ли хотя бы одна народ относился одинаково ко всем родам промышленности. Со времени падения Римской империи политика Европы более благоприятствовала ремеслам, мануфактуре и торговле, – одним словом, городской промышленности, чем земледелию – труду сельскому. Обстоятельства, которые, по-видимому, повели к такой политике и упрочили ее, объяснены в третьей книге. Книга состоит из четырех глав.

Книга 3. Глава I. О естественном развитии благосостояния.

А.Смит: «Таким образом, при естественном ходе вещей большая часть капитала всякого развивающегося общества направляется прежде всего в земледелие, а затем в мануфактуры и в последнюю очередь во внешнюю торговлю.»

А.Смит рассуждает о «естественном порядке» развития любого общества, «обладающего своей территорией».

Книга 3. Глава III. Возникновение и развитие городов после падения Римской империи.

А.Смит: «Хотя крестовые походы вследствие значительной затраты капитала и истребления населения, вызванных ими, должны были задержать развитие большей части Европы, они все же оказали чрезвычайно благотворное влияние на развитие некоторых городов Италии. Большие армии, двигавшиеся со всех сторон на завоевание Святой земли, дали сильнейший толчок развитию судоходства Венеции, Генуи и Пизы, поскольку из них совершалась перевозка войск на восток и снабжение их потом продовольствием. Города эти явились, так сказать, интендантами этих армий, и одно из самых разрушительных безумий, когда-либо охвативших народы Европы, явилось источником богатства этих республик.»

А.Смит об истинных бенифициарах крестовых походов.

А.Смит: «Следует заметить, что ни одна обширная страна никогда не существовала и не могла существовать без каких-либо промышленных производств, ведущихся в ней.»

Убийственный приговор от А.Смита идее наших либералов о превращении России в сырьевую державу. Даже в XVIII веке понимали, что это невозможно.

Книга четвертая. О системах политической экономии.

Различные методы ведения хозяйства послужили основанием для весьма различных теорий политической экономии; при этом одни подчеркивают значение городской промышленности, другие – сельской. Эти теории имели значительное влияние не только на мнения образованных людей, ни и на политику государей и государственной власти. В четвертой книге А.Смит пытается объяснить эти различные теории и главные результаты, к которым они приводили в разные века и у различных народов. Четвертая книга состоит из девяти глав.

Книга 4. Глава I. О принципах коммерческой, или меркантилистической, системы.

А.Смит: «Сверх того, высокий вексельный курс должен производить такое же действие, как и пошлина, повышая цену иностранных товаров и этим уменьшая их потребление. Он поэтому вызовет тенденцию не к усилению, а к ослаблению так называемого неблагоприятного баланса, а следовательно, и вывоза золота и серебра».

Здесь А.Смит пишет о выгодности ослабления своей валюты по отношению к иностранной для стимулирования внутреннего производства. То, что слабая внутренняя валюта приводит к снижению импорта и росту отечественного производства известно было, оказывается, еще в XVIII веке.

А.Смит: «Если, несмотря на все это, окажется в какой-либо момент недостаток в золоте и серебре в стране, имеющей средства для покупки их, то существует больше способов заменить их, чем всякий другой товар. Если недостает сырья для мануфактур, должна остановиться промышленность. Если недостает продовольствия, должен голодать народ. Но если не хватает денег, их заменит, хотя и со значительными неудобствами, непосредственный товарообмен».

Здесь А.Смит пишет о бартере. В недавнем прошлом нашей страны была целая барьерная эпоха (с 1992 по 1999 г.г.), когда либералы в правительстве снизили денежную массу почти до нуля и страна выживала за счет прямого товарообмена между предприятиями [9].

А.Смит: «К владельцам мануфактур во время войны предъявляется удвоенный спрос, и им приходится, во-первых, изготовлять товары для отправки за границу, чтобы оплатить векселя, выписанные на другие страны для приобретения жалованья и провианта для армии, и, во-вторых, вырабатывать такие товары, какие нужны для покупки за границей товаров, обычно потребляемых в стране. Поэтому в разгар самой разрушительной внешней войны мануфактуры в большей своей части могут сильно процветать и, напротив, могут приходить в упадок при восстановлении мира. Они могут процветать во время разорения их страны и склоняться к упадку, когда она начинает опять процветать.»

Остановимся подробно на этой цитате. С одной стороны, А.Смит пишет, что во время войны промышленность, как никогда бывает обеспечена заказами со стороны государства. То есть война, как это не печально, стимулирует развитие отечественного производителя. С другой стороны, интересы отдельных промышленников могут приходить в прямое противоречие с интересами государства: военные действия, разоряющие страну, приносят им колоссальные прибыли, а установление мира означает существенное сокращение заказов и, следовательно, доходов.

А.Смит: «Никакую войну, связанную с большими расходами или отличающуюся своей продолжительностью, нельзя без неудобств вести за счет вывоза сырых продуктов

Эти замечательные слова А.Смита говорят нам о том, что страна, которая занимается исключительно экспортом сырья и не обладающая современной обрабатывающей промышленностью рано или поздно потеряет не только экономическую независимость, но и свой суверенитет.

Книга 4. Глава II. Об ограничении ввоза из-за границы таких продуктов, которые могут быть производимы внутри страны.

А.Смит: «Предпочитая оказывать поддержку отечественному производству, а не иностранному, он (капиталист, прим. А.Щ.) имеет в виду лишь свой собственный интерес, и осуществляя это производство таким образом, чтобы его продукт обладал максимальной стоимостью, он преследует лишь свою собственную выгоду, причем в этом случае, как и во многих других, он невидимой рукой направляется к цели, которая совсем и не входила в его намерения; при этом общество не всегда страдает от того, что эта цель не входила в его намерения. Преследуя свои собственные интересы, он часто более действительным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится делать это.»

Вот то единственное место, где А.Смит упоминает, так называемую, «невидимую руку». Только здесь невидимая рука А.Смита служит развитию внутреннего производства и росту богатства нации. О чем идет речь в этой главе? Об ограничении импорта в интересах отечественного производителя, а не мифической «руке рынка». Слово рынок, кстати, А.Смитом даже не упоминается, оно прилипло к «невидимой руке» значительно позже, стараниями рыночных фундаменталистов. Я бы прокомментировал этот абзац следующим образом, фраза о невидимой руке – это, говоря языком современной молодежи, такой «прикол» от А.Смита. Он рассуждает об ограничении импорта и, в своих наблюдениях, обнаруживает, что отечественный производитель, заботясь о собственном благе, приумножает не только свое богатство, но и богатство общества. Это наблюдение он счел настолько забавным, что пошутил о «невидимой руке», которая якобы направляет капиталиста в русло служения обществу, даже вопреки его желаниям. Но эта шутка А.Смита сослужила всем нам плохую службу. Вырванная из контекста рыночными фундаменталистами, она стала основной идеей этого вероучения.

А.Смит:«Естественные преимущества, какими обладает одна страна перед другой при производстве определенных продуктов, иногда так велики, что всеми признается безнадежной всякая борьба с ними.»

Ну, не растут в России бананы. Проще завозить их из Африки, чем пытаться вырастить у себя. Но бывают и исключения.

А.Смит: «Однако имеются, по-видимому, два случая, когда, по общему правилу, выгодно наложить некоторые тяготы на иностранную промышленность в целях поощрения промышленности отечественной.

Первый случай имеет место тогда, когда какая-либо отдельная отрасль промышленности необходима для обороны страны. Оборона страны гораздо важнее, чем богатство.

Вторым случаем, когда выгодно подвергать некоторому обложению иностранную промышленность в целях поощрения отечественной, является тот, когда продукт последней внутри страны облагается налогом.

Чувство человечностиможет в подобных случаях требовать, чтобы свобода торговли была восстановлена лишь постепенно и с большой осторожностью и предусмотрительностью.»

Какие замечательные слова! «Оборона страны гораздо важнее, чем богатство»! Хочу заметить, что эту фразу А.Смит пишет практически сразу после пресловутой «невидимой руки». С точки зрения современности, А.Смит – никакой не рыночник, а подлинный государственник, поэтому рыночные фундаменталисты никогда его и не цитируют. Слишком уж неудобные для них эти цитаты.

Книга 4. Глава III. Об исключительных ограничениях ввоза почти всех товаров из стран, баланс с которыми признается неблагоприятным.

А.Смит: «Почти все страны обмениваются друг с другом отчасти собственными и отчасти иностранными продуктами. Но всегда больше выгадывает та страна, в грузах которой больше отечественных продуктов и меньше иностранных.»

В этой главе А.Смит, как сторонник свободной торговли, критикует меркантилистскую систему, вернее ту часть, которая утверждает, что при неблагоприятном балансе внешней торговли с какой-либо страной, надо вводить ограничения на импорт. Но для нас важнее не спор между экономистами 200-летней давности, а то, что А.Смит справедливо признает исключительную важность для экономики страны превалирования отечественного производства над импортом, в том числе во внешней торговле. Еще раз подчеркнем, речь здесь идет о производстве товаров, то есть продукции обрабатывающей промышленности, а не о «сырых продуктах», то есть экспорте сырья.

А.Смит: «Если меновая стоимость годового продукта превышает меновую стоимость годового потребления, капитал общества должен ежегодно возрастать соответственно этому избытку. Общество в этом случае живет, не выходя за пределы своего дохода, а то, что сберегается за год из этого дохода, соответственно добавляется к его капиталу и затрачивается на дальнейшее увеличение его годового продукта. Напротив, если меновая стоимость годового продукта не покрывает годового потребления, капитал общества должен уменьшаться в соответствии с этим дефицитом. В этом случае расходы общества превышают его доход и неизбежно затрагивают его капитал. Его капитал должен поэтому уменьшаться, а вместе с тем должна уменьшаться меновая стоимость годового продукта его труда.»

В настоящее время, принято сравнивать страны в абсолютных величинах по размеру ВВП, а в относительных – по ВВП на душу населения. Как уже отмечалось выше, в показатели современного ВВП входят всякого рода услуги, которые, на самом деле, не увеличивают капитала страны. Если бы, согласно А.Смиту, рейтинг экономической состоятельности стран рассчитывался бы по балансу между производством и расходами, то мы бы с удивлением узнали, что такие «лидеры» современности как США, Великобритания и Франция были бы глубокими аутсайдерами [10]. А на первых местах числились бы Китай и Россия. Исключением являются две страны – Япония и Германия, которые и по тем, и по другим показателям занимают лидирующие позиции.

Книга 4. Глава IV. О возвратных пошлинах

А.Смит: «Среди этих поощрительных мер наиболее разумными представляются так называемые возвратные пошлины. Предоставление купцу права получать обратно при вывозе весь или часть акциза, или внутренней пошлины, взыскиваемых с отечественной промышленности, никогда не может вызвать вывоза большего количества товаров, чем было бы вывезено их при отсутствии такого обложения.»

Если говорить в современных российских реалиях, то речь идет о возврате НДС при экспорте. А.Смит считал эту меру очень разумной и стимулирующей экспорт.

А.Смит: «Впрочем, всегда надлежит помнить, что возврат пошлин полезен только в тех случаях, когда товары, при вывозе которых он производится, действительно вывозятся в какое-либо иностранное государство, а не ввозятся тайком обратно в нашу же страну.»

То есть мошенничествам с мнимым возвратом НДС, как минимум 300 лет, если верить А.Смиту.

Книга 4. Глава V. О премиях.

А.Смит: «Премия на хлеб, следует заметить, как и всякая другая вывозная премия, налагает на народ два различных налога: во-первых, налог, который он вынужден вносить, чтобы выплачивать премию, и, во-вторых, налог, который порождается высокой ценой этого продукта на внутреннем рынке и который, поскольку вся масса народа является покупателем хлеба, должен быть оплачиваем при покупке этого продукта всем народом».

Книга 4. Глава VII. О колониях

А.Смит: «Тот факт, что положение раба лучше при самодержавном правительстве, чем при свободном, подтверждается, по моему мнению, историей всех веков и народов. В римской истории о должностном лице, выступающем на защиту раба от жестокости его хозяина, мы в первый раз читаем при императорах. Когда Ведий Поллион в присутствии Августа приказал разрубить на куски одного из своих рабов, совершившего небольшой проступок, и бросить его в пруд, чтобы накормить рыб, император с негодованием велел ему немедленно отпустить на волю не только этого раба, но и всех других, принадлежавших ему. При республике ни одно должностное лицо не могло иметь достаточно власти, чтобы защитить раба, и еще меньше, чтобы наказать хозяина.»

Эта цитата А.Смита раскрывает его взгляды на демократию. С точки зрения, как положения, так и защиты самых обездоленных слоев населения (в данном случае рабов), демократия всегда проигрывает монархии (или автаркии). Особенно это видно в эпоху крупных кризисов. Так, в разгар Великой депрессии с 1929 по 1933 г.г. в США от искусственно вызванного голода погибло, по разным оценкам, от 5,5 до 7,3 млн. человек [11]. Однако об этих жертвах до сих пор мало что известно. Также не принято говорить о судьбе 5 млн. фермеров, согнанных американскими банками с земли и лишенных всего имущества за долги в тот же период времени [11].

Глава VIII. Заключение о меркантилистической системе.

А.Смит: «Наша меркантилистическая система поощряет главным образом ту именно промышленность, которая ведется в пользу богатых и сильных. Та промышленность, которая ведется в интересах бедных и нуждающихся, слишком часто оказывается в пренебрежении или стесняется.»

Книга 4. Глава IX. О земледельческих системах, или о тех системах политической экономии, которые признают продукт земледелия единственным или главным источником дохода и богатства каждой страны.

А.Смит: «Согласно системе естественной свободы, государю надлежит выполнять только три обязанности, правда, они весьма важного значения, но ясные и понятные для обычного разумения: во-первых, обязанность ограждать общество от насилий и вторжения других независимых обществ; во-вторых, обязанность ограждать по мере возможности каждого члена общества от несправедливости и угнетения со стороны других его членов, или обязанность установить хорошее отправление правосудия, и, в-третьих, обязанность создавать и содержать определенные общественные сооружения и учреждения, создание и содержание которых не может быть в интересах отдельных лиц или небольших групп.»

Вот откуда пошла идеология невмешательства государства в экономику. Тут, пожалуй, А.Смита можно назвать основоположником идеи свободного от государства рынка.

Книга пятая. О доходах государя или государства.

Пятая, последняя, книга рассматривает доход государя или государства. В этой книге автор показывает, во-первых, каковы необходимые расходы государя или государства, какие из этих расходов должны покрываться за счет сборов со всего общества и какие – только определенною частью общества или отдельными его членами; во-вторых, каковы различные методы привлечения всего общества к покрытию расходов, падающих на все общество, и каковы главные преимущества и невыгоды каждого из этих методов; и, в-третьих, наконец, какие причины и соображения побуждали почти все современные А.Смиту правительства отдавать часть своих доходов в долгосрочный залог или заключать долги и какое влияние имели эти

долги на действительное богатство общества, на годовой продукт его земли и его труда. Книга пятая состоит из трех глав.

Книга 5. Глава I. О расходах государя или государства.

А.Смит: «Не было и по самой природе вещей не могло быть государей, до такой степени равнодушных к счастью или несчастью своих подданных, процветанию или запустению своих владений, славе или бесчестию своего правительства, какими должны быть вследствие непреодолимых моральных причин большинство акционеров такой торговой компании.»

Здесь надо дать более подробный комментарий. А.Смит ведет речь об Ост-Индской компании. Он критикует ее за бесчеловечное отношение к населению на подконтрольных территориях. Ради прибыли компания нещадно эксплуатирует аборигенов, самым жестоким образом подавляет любые проявления недовольства со стороны местных жителей. Но за действиями одной компании А.Смит видит систему и делает убийственный вывод – нет большего бедствия для народа, как попасть под контроль подобной акционерной компании. Ост-Индская компания – предтеча современных транснациональных корпораций (ТНК). Нет в настоящее время большего бедствия для населения Земли, чем господство, на определенных территориях ТНК. Перечень преступлений, совершенный с подачи или под руководством ТНК настолько длинный, что достоин отдельного серьёзного исследования [12].

А.Смит: «Когда компания купцов предпринимает на свой риск и за свой счет организацию новой торговли с каким-либо отдаленным и варварским народом, может быть, целесообразно соединить их в акционерную компанию и в случае успеха предоставить им монополию этой торговли в течение некоторого количества лет. Такого рода временная монополия может быть оправдана теми же соображениями, в силу которых монополия новой машины дается ее изобретателю или новой книги – автору. Но по истечении срока монополия, конечно, должна быть уничтожена; укрепления и гарнизоны, если было найдено необходимым завести их, должны быть переданы правительству, их стоимость должна быть уплачена компании, а торговля открыта для всех подданных государства. При постоянной монополии все другие подданные государства очень нелепо облагаются двумя налогами: во-первых, более высокой ценой товаров, которые при свободной торговле они могли бы покупать гораздо дешевле, а во-вторых, полным исключением их из отрасли торговли, заняться которой было бы удобно и выгодно многим из них. И притом они облагаются таким образом для самой бесполезной и ненужной из всех целей. Это делается лишь для того, чтобы дать возможность компании сохранять небрежность, расточительность и хищничество ее служащих, чье беспорядочное ведение дел редко позволяет дивиденду компании превосходить обычную норму прибыли в отраслях торговли, совершенно свободных, а часто заставляет его падать намного ниже этого уровня.»

Совершенно убийственное заключение А.Смита о коррупции в крупных акционерных компаниях (читай – ТНК), как системной проблеме. Причем, единственное решение данной проблемы, по его мнению, это ликвидация монополии ТНК, а фактически – ликвидация самой компании.

А.Смит: «Выдающийся французский автор, большой знаток политической экономии аббат Морелле* [* Morellet. Rйfutation de l’ouvrage qui a pour titre „Dialogues sur le Commerce des Bleds“. 1770] приводит список 55 акционерных компаний для внешней торговли, учрежденных в разных странах Европы с 1600 г., которые, по его словам, все потерпели неудачу благодаря плохому управлению, несмотря на то что обладали исключительными привилегиями.»

Здесь А.Смит ведет речь о, так называемой, эффективности частного сектора, о котором нам прожужжали уши рыночные фундаменталисты. Частный сектор эффективен только в области малого и среднего бизнеса. Крупные частные компании – это, за редким исключением, коррупция, малые и большие преступления и крайне низкая эффективность.

А.Смит: «Акционерные компании могут вести успешно, по-видимому, без исключительных привилегий только те предприятия, в которых все операции могут быть сведены к так называемой рутине или к такому единообразию методов, какое допускает немного или совсем не допускает изменений. К предприятиям такого рода относятся: во-первых, банки, во-вторых, предприятия по страхованию от огня, от морского риска и каперства во время войны, в-третьих, сооружение и содержание судоходных каналов и, в-четвертых, подобные им предприятия, снабжающие водой большие города.»

К перечню А.Смита, с учетом современных реалий, стоит добавить компании по энергоснабжению и системам связи.

Книга 5. Глава II. Об источниках общего, или государственного, дохода общества.

А.Смит: «Нет ничего более несовместимого, чем занятие торговлей и положение государя.» Сложно не согласится с этим утверждением А.Смита. Но есть небольшая оговорка. В XXVIII веке уже существовали акционерные компании, представляющие, как бы мы сказали сегодня, крупный бизнес. А.Смит предлагал, там, где это возможно, переводить подобную деятельность в конкурентную среду малого и среднего бизнеса. Но, даже в его время, это не всегда получалось на практике. В современном мире, где мощь ТНК сравнима с возможностями иных государств, разбить, скажем «Газпром», на кучку мелких и средних предприятий – однозначно обрести их на проигрыш в конкурентном соревновании с мировыми крупными игроками. Единственный разумный выход – все крупные компании должны быть государственными (или с государственным участием). Особенно это касается сырьевого сектора (включая первый передел), банковскую деятельность, энергетику, связь и крупные торговые сети. Сознательно ограничивая норму прибыли в этих отраслях, государство обеспечит высокую доходность производственного сектора.

А.Смит: «Все народы старались по силе своего разумения сделать свои налоги настолько равномерными, как только могли, настолько определенными, чтобы это было удобно плательщику как в отношении срока и способа уплаты, так и в отношении доли его дохода, которую он отдавал государю, сделать их возможно менее отяготительными для народа.»

А.Смит о принципах налогообложения. С одной стороны, налоги – необходимый вклад каждого члена общества в содержание государства. С другой стороны, система сбора налогов должна быть максимально прозрачной, удобной и не обременительной для налогоплательщика.

Книга 5. Глава III. О государственных долгах.

А.Смит: «Торговля и мануфактурная промышленность редко могут процветать продолжительное время в государстве, которое не пользуется правильным отправлением правосудия, где население не чувствует себя обеспеченным в обладании своей собственностью, где сила договоров не поддерживается законом и где нет уверенности в том, что власть государства регулярно пускается в ход для вынуждения уплаты долгов всеми теми, кто в состоянии платить. Торговля и мануфактурная промышленность, одним словом, редко могут процветать в государстве, где не существует известной степени доверия к правосудию правительства.»

Здесь за 200 лет мало что изменилось. Если государство не гарантирует право собственности, если нет равенства всех перед законом, в том числе при взимании налогов, если власть коррумпирована, а суды продажны, то в таком обществе никогда не будет развитой обрабатывающей промышленности, а, значит, согласно А.Смиту, не будет и процветания.

Заключение

В отличие от рыночных фундаменталистов, А.Смит видел конкурентное ценообразование не как баланс между спросом и предложением, а как установление справедливой цены, включающей все издержки и обычную для данного времени и данной местности норму прибыли. Такую цену он называл «естественной ценой».

В отличие от К.Маркса, А.Смит предсказывал закат капитализма не от конфликта труда и капитала, а от последствий глобализации, когда капитализму больше некуда будет расти.

А.Смит считает необходимым жесткое ограничение со стороны государства максимального банковского (ссудного) процента, как гарантию процветания промышленности, торговли и общества в целом.

В своей работе А.Смит упоминает страну Тартарию, как пример технологического отставания от западных стран из-за природных ограничений в торговых связях между различными частями этого большого региона.

По мнению А.Смита. страна, которая занимается исключительно экспортом сырья, и не обладающая современной обрабатывающей промышленностью рано или поздно потеряет не только экономическую независимость, но и свой суверенитет.

Фраза о «невидимой руке» встречается в книге всего один раз. Рассуждая о необходимости ограничения импорта в интересах отечественного производителя, А.Смит столкнулся с ситуацией, когда капиталист, работая на собственное благо, служит интересам отечества, даже не осознавая этого. Это наблюдение так развеселило А.Смита, что он пошутил о «невидимой руке», направляющей капиталиста в нужную сторону, вопреки его желаниям. Но эту шутку рыночные фундаменталисты превратили в краеугольный камень своего вероучения.

А.Смит: «Оборона страны гораздо важнее, чем богатство»! Вот слова Адама Смита, которые нужно сделать девизом его книги и квинтэссенцией его взглядов. По современным меркам он – типичный государственник. Удивительно, как человека с такими взглядами на экономику удалось сделать иконой рыночного фундаментализма.

Чем более промышленно развито общество, тем больше в нем регулируются отношения между государством и бизнесом и тем ниже в нем норма прибыли и наоборот, там, где властвует «дикий» ничем не регулируемый капитализм норма прибыли составляет десятки процентов. А.Смит справедливо называет первые общества богатыми, а последние бедными, так как, в конечном итоге, высокая норма прибыли на капитал ведет к имущественному расслоению и обнищанию как населения, так и общества в целом.

Деньги – инструмент создания дохода, но не сам доход общества. Согласно А.Смиту, единственный источник благосостояния – это процесс создания материального продукта.

А.Смит справедливо критикует крупные акционерные компании за крайне низкую эффективность, коррупцию, воровство и пренебрежение интересами стран и народов. С тех пор мало что изменилось, нет таких преступлений против человечества, которые не совершили современные нам ТНК.

Критикуя меркантилистскую систему и рассуждая о свободе торговли и конкуренции, А.Смит имел в виду свободу для малого и среднего бизнеса, как наиболее эффективных представителей частного капитала.

А.Смит справедливо считает, что разного рода услуги, не добавляющие стоимости продукта, не прибавляют общественного богатства. Следовательно, сравнивая между собой различные страны по размеру ВВП (или по ВВП на душу населения), учитывать такого рода услуги, мягко говоря не корректно. В результате такого учета, мы имеем сегодня массу раздутых виртуальных экономик (типа экономики США и ЕС), реальная экономическая мощь которых крайне сомнительна.

А.Смит предлагал сравнивать между собой экономики по балансу между производством и потреблением. Если такой баланс положительный – общественное богатство страны растет, если отрицательный – сокращается (экономика проедает сама себя).

По мнению А.Смита, крупный бизнес там, где это возможно, должен быть заменен конкурентной средой малых и средних предприятий. В сырьевом секторе (включая первый передел), банковской деятельности, энергетике, глобальной связи и, частично, розничной торговле, где эффект масштаба дает конкурентные преимущества, все компании должны быть под контролем государства. Сознательно ограничивая норму прибыли в этих отраслях, государство обеспечит высокую доходность производственного сектора.

Как справедливо считал А.Смит, для процветания промышленности и торговли, система сбора налогов должна быть максимально прозрачной, удобной и не обременительной для налогоплательщика. Второе условие процветания – равенство всех перед законом. Вообще, анализируя фундаментальный труд А.Смита, приходим к выводу, что роль государства в экономике – ключевая, именно на государстве лежит основная задача по созданию условий для стимулирования и защиты наиболее эффективных частных собственников – малых и средних промышленных предприятий.

Приложение

Марксизм и рыночный фундаментализм, практика применения.

Марксизм пришел в Россию с Запада, как и рыночный фундаментализм. По сути – это две стороны одной медали и общего у них гораздо больше, чем различий.

По сути, и то, и другое скорее религия, чем наука. Экономикс (так, по названию известного учебника [13], принято именовать рыночный фундаментализм) нам бездоказательно утверждает, что существует единственное стационарное состояние абсолютно рыночного общества и это состояние ведет ко всеобщему процветанию. Марксизм, также аксиоматично говорит нам, что стоит устранить главное противоречие капитализма (общественный характер труда и частный характер присвоения) и общество, в котором отсутствует частная собственность на средства производства, само по себе придет к процветанию.

Реальность оказалась немного другой. Чтобы привести свое общество ко всеобщему благоденствию, Запад занимался откровенным грабежом стран третьего мира. То есть задача рыночного процветания решилась благодаря наличию внешнего, практически бесплатного, ресурса. Механизм неоколониального грабежа был очень простым. Запад печатал деньги, раздавал их в виде кредитов среди «слаборазвитых» стран, а на эти кредиты заставлял покупать продукцию западных же предприятий. То есть западное общество богатело, а «третий мир» становился еще беднее. Но, внешне, западные страны выглядели все более привлекательными особенно на фоне остального обнищавшего мира. Только все это стало возможным лишь после 60-х годов, когда Политбюро ЦК КПСС позволило ФРС печатать ничем не обеспеченные доллары.

Что же Советский Союз? Даже теоретически построить общество всеобщего планового распределения крайне сложно, так как задача максимального удовлетворения потребности каждого члена общества настолько сложна, что требует колоссальных вычислительных ресурсов. Ни в 60-е, ни в 80-е годы человечество такими ресурсами не обладало. Есть мнение, что компьютеры, которым по силам подобного рода задачи появились только после 2010 года. Но проверить сегодня это не представляется возможным. Более-менее работающая модель социалистического общества была создана при Сталине, когда планировалась тяжелая индустрия (что на несколько порядков проще, чем планирование спроса населения), а удовлетворением текущих потребностей граждан занимался оставшийся частный сектор (производственные кооперативы, артели, частные подсобные хозяйства и т. д.). Но при Хрущеве весь частный сектор (включая личное подворье) был уничтожен, то есть задача удовлетворения потребностей каждого члена общества стала не решаемой. Таким образом, советская модель после 1956 года была просто не работоспособна в области производства и распределения товаров народного потребления. И если до 1991 года в области военной и технической мысли СССР не уступал и даже превосходил Запад, то в области товаров для населения отставание было катастрофическим.

Если сравнивать «Экономикс» и «Капитал» К.Маркса [14], то наукообразия в первой книге намного больше, но, по сути, обе книги мало чем отличаются. Во-первых, и та и другая предлагают нам взять на веру постулат о единственности пути ко всеобщему благоденствию. Главное – это соблюсти все правила существования общества: в первом случае – рыночного (рынок все сам отрегулирует), во втором – коммунистического (уничтожение частной собственности).

Во-вторых, все известные успешные общества (Западное в 80-90-х г.г. ХХ века и Советское при Сталине) никогда не следовали правилам, прописанным в этих фундаменталистских теориях. Успешный Запад – это смесь государственного социализма, плановой экономики и ростовщического капитализма. Успешный СССР – это планирование тяжелой промышленности и производство ТНП в частном секторе.

И, в-третьих, ни одна страна, слепо следовавшая рыночному или коммунистическому фундаментализму, не добилась успеха ни в экономике, ни в геополитике (за примером никуда ходить не надо – он вокруг нас).

То есть и марксизм, и рыночный фундаментализм служат одной цели – манипулирование странами и народами. Создать две враждующие идеологии, причем каждая из них ведет в заведомый тупик, затем столкнуть их между собой, прекрасно зная, что победителей в этой схватке не будет и стоять над конфликтом, помогая то одной стороне, то другой. Вот прекрасный механизм геополитического манипулирования. Недаром обе идеологии родились в недрах Западного общества и именно Запад, вернее нынешние владельцы ФРС, получили от этого, во многом искусственного, противостояния максимальные преференции.

Литература

1. А.Смит, «Исследование о природе и причинах богатства народов», М.: Эксмо, 2007.

2. Британская энциклопедия 1771 года. http://dok.opredelim.com/docs/index-27044.html

3. Повесть временных лет. М.: Институт русской цивилизации, Родная страна, 2014.

4. Беспокойный человек дойдет до идеи бога. http://www.pravmir.ru/dlya-sovremennogo-cheloveka-religiya-neobxodima-kak-vozdux/

5. Г.Форд, Моя жизнь, мои достижения. М.: Манн, Иванов и Фербер, 2013.

6. К.Маркс, Ф.Энгельс, Манифест коммунистической партии. Сочинения, Т.4. Государственное издательство политической литературы. М.: 1955.

7. А.Щербаков, Концепция власти, как основа государственной идеологии. http://mendeleev-center.ru/articles/article-0008.html

8. Сколько надо планет Земля, чтобы жить, как в США? http://finance.bigmir.net/news/economics/23455-Skol-ko-nado-planet-Zemlja-chtoby-zhit-kak-v-SShA-INFOGRAFIKA-

9. А.Щербаков, Экономическое поведение предприятия, оперирующего на денежном и бартерном рынках. Автореферат диссертации к.э.н. М.: 1998.

10. Д.Чернавский, А.Щербаков, Социально-экономический бюллетень. М.: Грифон, 2015.

11. Борис Борисов «Голодомор по-американски». http://novchronic.ru/1322.htm

12. Полный список всех военных преступлений США. http://oko-planet.su/politik/politiklist/71678-polnyy-spisok-vseh-voennyh-prestupleniy-soedinennyh-shtatov-ameriki.html

13.Мэнкью Н. Грегори, Тейлор Марк «Экономикс», Питер, 2013.

К.Маркс, Капитал. Критика политической экономии. М.: Эксмо. 2011.

 


Поиск