title

ГлавнаяСтатьиХроники мирового кризиса. Часть 2. Социально-экономическое положение России. Итоги 2015 года.

Хроники мирового кризиса. Часть 2. Социально-экономическое положение России. Итоги 2015 года.



Опубликовано: 13.03.2016

Введение

Мы продолжаем серию статей в преддверии очередного этапа мирового финансового кризиса. Это вторая статья, посвященная этой теме. В данной работе рассматриваются социально-экономическое положение России по итогам 2015 года. Основной упор делается на состояние и перспективы реального сектора отечественной экономики. Под реальным сектором, согласно учению Адама Смита [1], мы понимаем добычу сырья, производство всех видов товаров, энергетических ресурсов, сферу ЖКХ и сельское хозяйство. Оказание разного рода услуг, в том числе финансовых, к реальному сектору не относятся. Работа состоит из трех частей. Первая часть посвящена внешней экономико-политической обстановке, сложившейся вокруг РФ. Во второй части мы рассмотрим основные процессы, происходившие в реальном секторе. В третьей части ответим на вопрос о возможном развитии ситуации в 2016-17 г.г.

Часть первая

Внешние политико-экономические факторы

В феврале 2015 года был опубликован Геополитический прогноз разведывательно-аналитической компании Stratfor на 2015–2025 годы [2]. Эта частная американская компания более известная, как «теневое ЦРУ», специализируется на подобного рода прогнозах. Доклад содержит геополитический прогноз о судьбе стран и регионов на ближайшее десятилетие. При описании прогноза для США сделан упор на сохранение этой страной, по итогам десятилетия, мирового экономического и политического лидерства, которое и в настоящее время весьма спорно. По нашему мнению, данный «прогноз» не что иное, как план действий той части американской и мировой финансовой элиты, которая делает ставку на гегемонию Соединенных Штатов в мире. Мы очень благодарны компании Stratfor за публикацию этого плана, так как в деталях можем проанализировать взгляды американских «неоконсерваторов» на текущие мировые процессы. Рассмотрим самое интересное из этого доклада, касаемого некоторых стран, в том числе России.

Что касается США, по мнению американских «неоконов», они сохранят политическое и экономическое лидерство, столкнувшись с рядом серьезных угроз и вызовов. Среди этих вызовов нет ни слова о предстоящей финансовой катастрофе и крахе долларовой пирамиды. В основном речь идет об экономическом соперничестве с Китаем и проблемах, связанных с Россией (но об этом позже). По мнению экспертов, Китай – самая большая угроза экономическому доминированию США, будет изолирован на своей территории и «закуклится» во внутренних социально-экономических проблемах. Таким образом, эта угроза для Соединенных Штатов будет локализована.

В Европе сменится лидер, вместо Германии им станет Польша в том числе по причине возможного расширения территории за счет Украины и Белоруссии.

Что касается России, то здесь мы приведем две цитаты из доклада.

«Маловероятно, что Российская Федерация в её современном виде уцелеет. Неспособность России превратить прибыль от экспорта энергоресурсов в устойчивую экономику делает её уязвимой к колебаниям цен на углеводороды» [2]. И далее, «Наш прогноз – раздробление России – в ближайшие десять лет» [2]. Причем основной угрозой для себя американцы видят возможность попадания российского ядерного оружия «не в те руки».

Поскольку это не прогноз, а план, то комментировать мы его не будем, откорректирует его сама жизнь (что она уже и начала делать, о чем речь пойдет ниже). Если же говорить о вероятностях, то действительно, один из сценариев схлопывания долларового пузыря приводит к распаду США и, в этом случае, попадание американского ядерного оружия «не в те руки» вполне вероятно. Но это далеко от темы настоящей работы.

Для нас гораздо важнее выяснить, почему этот доклад появился на свет именно в 2015 году?

В прошлом году под эгидой Центра социально-экономического прогнозирования им. Д.И.Менделеева вышел «Социально-экономический бюллетень 2015» [3]. В нем мы приводим результат математического моделирования ликвидности доллара. По расчетам получается, что в 2015 году ликвидность доллара опускается ниже единицы, а затем уходит в отрицательную область. На практике это означает, что количество напечатанных и введенных в обращение долларов значительно превысило активы, стоящие за ним. Здесь надо оговориться, что отрицательная ликвидность – это издержки математической модели, в реальности она просто стремится к нулю. По нашей оценке, доллар переоценен сегодня примерно в 2,0–2,5 раза. Хождение же его в качестве мировой валюты обеспечено отсутствием реальной альтернативы (пока) и военной машиной США и НАТО. Но, так как на сегодняшний день, только этих факторов уже недостаточно, чтобы удержать мир в «долларовой узде», были предприняты некоторые меры с целью изменить макроэкономическую конъюнктуру, сделав доллар привлекательным активом. На Рис. 1 приведен график изменения цены на нефть за последние два года. Мы видим, что стоимость барреля нефти снизилась более чем в двое. По нашему твердому убеждению, такие серьезные изменения нельзя объяснить так называемыми рыночными механизмами, тем более, что согласно тому же А.Смиту [1], формирование справедливой рыночной цены происходит исходя из издержек и «обычной для данного времени и места нормы ренты и прибыли». То есть, в силу естественных причин цена на продукт может колебаться на несколько процентов в течение длительного времени (десятков лет), если по какой-либо причине не происходит резкое снижение или рост издержек производителей. Когда же мы наблюдаем взлеты и падения цен на десятки или сотни процентов в течение нескольких месяцев или лет, то речь идет исключительно о спекулятивных играх с ценой на, так называемых, товарных биржах.

Здесь стоит сделать небольшое политэкономическое отступление от нашей основной темы.

001

Рис.1 Динамика цен на нефть в 2015 году.

Товарно-сырьевые биржи.

Рыночный фундаментализм учит нас, что цена – это результат равновесия между спросом и предложением. Это действительно так, если речь идет об аукционной или биржевой торговле. В условиях свободного рынка, когда товары свободно продаются производителями и покупаются потребителями, минуя биржевых посредников и отсутствует монополия как со стороны покупателя, так и со стороны продавца (картельный сговор тоже приравнивается к монополии), согласно политэкономии Адама Смита [1], устанавливается справедливая цена, включающая издержки производителя и справедливую норму прибыли. Эта цена и есть цена свободного рынка или, еще раз повторимся, как ее называл А.Смит – справедливая цена. Приведем пример рыночного поведения предпринимателя. Представим, что на конкурентном рынке оперируют несколько, не связанных между собой, производителей и большое количество покупателей, то есть ни со стороны спроса, ни со стороны предложения нет монополии. Предположим, что на рынке резко возрос спрос. Если верить «Экономикс» [4], то согласно закону Вальраса, цена предложения возрастет пропорционально возросшему спросу. В реальности все произойдет совершенно не так. Производители не будут повышать цену, а начнут увеличивать объем производства, стараясь захватить как можно большую долю, вновь образовавшегося рынка. Теперь представим обратную ситуацию, спрос резко сократился. По Вальрасу, производитель должен снизить цену, на практике же этого не происходит. Ценовая конкуренция приводит к разорению производителя, поэтому настоящий предприниматель начнет сокращать издержки и сворачивать производство, но цену, как и в случае роста спроса, постарается удержать. Так работает настоящий рыночный механизм. Биржевые торги к рыночным механизмам не имеют никакого отношения. Биржевой маклер не связан ни с производством, ни с реальными издержками, создающими продукт. Его задача – купить дешевле, а продать дороже. Так вот на биржах, как раз и работает закон Вальраса. Если спрос больше предложения цена падает, если меньше – растет. Пользуясь этим простым механизмом, с помощью спекуляций на бирже, можно влиять на цену продукта, не имея к его производству никакого отношения. Приведем, для примера, Лондонскую биржу металлов (LME). Во всем мире принято заключать контракты на поставку цветных металлов (медь, алюминий, никель и т. д.), ориентируясь на текущую цену на LME. При этом, на самой бирже торгуется менее одного процента от мировой торговли, скажем меди. То есть, создан механизм, когда, контролируя один процент мировой торговли, вы контролируете все мировые цены. Учитывая, что биржа лондонская, контролируют ее представители Сити и Уолл-стрит. То есть с помощью финансовых или товарных интервенций они могут как опустить цену на любой металл, так и поднять ее не только на проценты, но и, при необходимости, в разы.

С нефтью дела обстоят еще интереснее. Вся мировая нефть привязана к цене на два нефтяных сорта: североморскую Brent и техасскую WTI. Торги на них проводятся на трех биржах – Лондонской, Нью-Йоркской и Сингапурской. Опять же, все нити в руках у хозяев Сити и Уолл-стрит. Более того, торги на этих биржах идут не «живой» нефтью, а так называемыми «фьючерсами», то есть контрактами на поставку нефти в будущем. То есть и здесь мы имеем дело с чисто спекулятивным механизмом манипулирования ценой.

 

Вернемся к нашей теме. На Рис. 2, 3 и 4 представлены графики изменения цен на медь, алюминий и никель за последние два года. Как мы видим, цена на медь опустилась от максимального значения в 2,5 раза, на алюминий в 2,0 раза, а на никель в 3,5 раза. То есть вместе с нефтью падали цены на все сырье. По нашему мнению, такое падение (в разы) нельзя объяснить процессами в мировой экономике, тем более, что во многих странах, в этот период, мы наблюдали пусть небольшой, но экономический рост. Подобное поведение на сырьевом рынке может быть только результатом биржевых спекуляций. Единственной целью такого падения цен является сохранение привлекательности долларовых активов. Дело в том, что падение ликвидности доллара и, как следствие, повышение риска его ослабления – не является большим секретом. Все игроки на финансовом рынке, а он в несколько раз больше товарного, прекрасно об этом знают. Поэтому, чтобы не произошел обвал долларовой пирамиды, в следствие массового сброса долларовых активов, владельцы ФРС вынуждены опускать цены на основное сырье, чтобы на этом фоне доллар выглядел более привлекательным. То есть, пока цены на сырье будут падать, доллар будет удерживать свои позиции.

002

Рис. 2 Динамика цен на медь в 2010-15 г.г.

003

Рис. 3 Динамика цен на алюминий в 2010-15 г.г.

 004

Рис. 4 Динамика цен на никель в 2010-15 г.г.

Резкое снижение цены на сырье имеет еще одно следствие. По мнению американских аналитиков, благополучие России слишком привязано к ценам на нефть и сырые металлы, поэтому, что нам и поведала компания Stratfor [2], если длительное время держать низкими цены на сырье, Россия, как в свое время СССР, непременно развалится.

В 1991-ом году, распад Советского Союза позволил ФРС сбросить свою долговую массу и, таким образом, продлить агонию доллара еще на 25 лет [5]. Получилось в прошлый раз, считают они, получится и в этот. Таким образом, задача по развалу России была не только поставлена, но и озвучена. С 2014 года, когда, по нашим расчетам, ликвидность доллара стала опускаться ниже единицы, начались практические шаги по осуществлению этого плана. На Россию было оказано беспрецедентное давление. Ниже перечислены основные направления давления на нашу страну.

 

Внешнее давление на Россию.

  1. Падение цен на нефть и прочее сырье.
  2. Отсутствие дешевых западных кредитов.
  3. Ограничения на продажу современных технологий и оборудования.
  4. Информационная война против России.
  5. Гражданская война на Украине с попыткой втянуть в нее Россию.
  6. Создание ударного исламского отряда на территории Сирии и Ирака.

Согласно всем прогнозам и расчетам, Россия, в результате вышеперечисленных мер, должна была погрузиться в экономический хаос. Но этого не случилось. Не случилось, прежде всего, потому, что зависимость России от экспорта нефти очень сильно преувеличена. На Рис. 5 представлена доля экспорта нефти в ВВП различных стран в процентах. Как мы видим, в Россия этот показатель составляет всего 9 % (лучше он только у Канады – 3 %), что намного ниже остальных нефтедобывающих стран. Даже у Норвегии, которую часто ставят нам в пример – 11 %. То есть, присказка о том, что Россия – страна-бензоколонка, не более, чем миф.

005

Рис. 5 Доля экспорта нефти в ВВП страны.

 

Итак, чем ответила Россия на давление Запада и так ли уж страшны для нас так называемые санкции?

  1. Падение цен на нефть и прочее сырье. Ослабление рубля и, как результат, импортозамещение в реальном секторе. Произошла фактическая «отвязка» экономики от нефти. По нашим расчетам, даже если нефть станет стоить 20 долларов за баррель, курс рубля к доллару не опустится ниже 90–95.
  2. Отсутствие дешевых западных кредитов. Эти кредиты в экономику и так не попадали. Одним из самых прибыльных бизнесов предыдущих 10 лет был следующий: взял кредит в Европе по 5 % перевел в рубли и разместил под 12–17 % в российском банке. То есть до реального сектора, кроме крупных (в основном сырьевых) компаний, дешевые кредиты не доходили.
  3. Ограничения на продажу современных технологий и оборудования. Новейшие технологии нам и ранее были не доступны, все остальное мы можем купить в Китае.
  4. Информационная война против России. В результате произошла консолидация общества вокруг Президента России.
  5. Гражданская война на Украине с попыткой втянуть в нее Россию. Для реального сектора российской экономики это обернулось неожиданным плюсом. Промышленное производство на Украине остановилось и в Россию хлынул поток высококвалифицированных рабочих и инженерных кадров.
  6. Создание ударного исламского отряда на территории Сирии и Ирака. Благодаря грамотной работе нашей дипломатии, Россия устроила яркую демонстрацию боевых возможностей нашей армии.

В целом, можно констатировать следующее: попытка за счет развала России решит проблему долларового пузыря провалились.

В стане либералов – истерика. Это ярко продемонстрировал Гайдаровский форум 2016 года. Либеральные экономисты негодуют, по всем их расчетам Российская экономика должна быть «порвана в клочья», а она умудряется не только оставаться на плаву, но и демонстрировать определенные успехи (о чем речь пойдет ниже). Очень показательно выступление Г.Грефа, который назвал Россию – страной даун-шифтеров. Здесь с ним нельзя не согласиться. Сам термин, даун-шифтинг, возник в США в 90-е годы ХХ века и означал отказ от карьеры ради традиционных и семейных ценностей. С этой точки зрения, мы действительно даун-шифтеры. Россия отказалась работать на «заокеанского дядю» и стала заниматься восстановлением своих национальных интересов, своей экономики.

Единственное, что сейчас может противопоставить Запад новому курсу России – это тотальная демонизация в американских и европейских СМИ нашей страны и нашего Президента.

Часть вторая

Реальный сектор, итоги 2015 г.

В целом в 2015 году мы наблюдали разнонаправленное движение в реальном секторе экономики.

Предприятия, локализация которых составляет 60–70 %, росли с темпами от 50 до 100 % в год! То есть, здесь мы видим пример реального импортозамещения.

Предприятия с локализацией ниже 50 % сокращали производство, а часть из них начала закрываться. На самом деле – это хорошо. Дело в том, что в Европе и США развиты целые сектора экономики, производящие продукцию для стран «третьего мира». Качество подобной продукции не соответствует ни европейским, ни американским стандартам и предназначена она исключительно «для папуасов». Крупные международные корпорации идут еще дальше, они создают в «третьих» странах производства, с низкой локализацией. Основное их назначение – это упаковка, произведенного материнской компанией товара. В качестве примера можно привести производство в России йогуртов и пива раскрученных марок. И йогурт, и пиво производят из привезенного из Европы сырья. Только йогурт разводят водой и добавляют различного рода красители и амортизаторы. С пивом еще интереснее, сырье разбавляют газировкой, а для «градусов» добавляют водку и, чтобы увеличить потребление этого «пива», в него добавляют женские гормоны. Можно только радоваться, когда из России уходит производство подобной продукции. По нашим данным, если в 2013 году доля крафтового пива на российском рынке не превышала 1,5 %, то на начало 2016 года она увеличилась в 10 раз и приближалась к 15 %.

Ниже приведены некоторые итоги 2015 года.

  1. Экспорт зерна из России в 2014–2015 сельскохозяйственном году составил 30 млн. тн., из них 22 млн.т. – пшеница. За тот же период США экспортировали на мировой рынок 25 млн.т. пшеницы, то есть мы начинаем занимать лидирующие позиции на мировом зерновом рынке.
  2. Экспорт вооружений за 2015 год составил 13,9 млрд. долл., что составляет 15 % мирового рынка. Здесь мы прочно занимаем 2 место после США.
  3. Запущен в серийное производство процессор «Эльбрус – 8С» с производительностью 250 Gflops (250 миллиардов операций в секунду). Производительность новейшего американского процессора Intel Core i7 в два раза ниже – 130 Gflops. Готовится в серию новый процессор «Эльбрус – 16» с производительностью 1 Тflops (1 триллион операций в секунду). Надо признать, что в этой области мы надолго опередили весь мир. Именно поэтому маленький Су-24 смог превратить гигантский «Дональд Кук» в плавающий кусок железа, выключив все процессоры на новейшем американском эсминце.
  4. Рост в сельском хозяйстве за 2015 год составил 3 %. И это при том, что серьезные инвестиции пришли в российский АПК только в конце 2014 года.
  5. Спад в промышленности за 2015 год составил 2,8 %. Учитывая выше изложенное (массовое сокращение производств с низкой локализацией), это очень хороший показатель.
  6. Общий спад ВВП за 2015 год приближается к 3,7 %. На наш взгляд – это наглядное свидетельство того, что экономика России все менее зависима от нефти (нефть упала в цене более, чем в 2 раза).

В Таблице 1 приведена рентабельность в различных отраслях промышленности.

 

Таблица 1. Рентабельность в различных отраслях.

Год199820002001200220072010201220142015
Нефтедобыча 17,6 39 39,5 39,2 36,3 29,2 25,8 25,2 22
Черная металлургия 10,3 11,6 12,5 23,9 38,2 21,3 12,1 12 11
Цветная металлургия 33 33,9 34,4 36,3 39,7 28,6 21,4 20,9 19
Машиностроение 10 12,2 14,5 9,8 6,3 5,8 5,2 6,1 9,6
Легкая промышленность 0,9 4,1 5,4 4,7 1,9 2,7 2,8 2,9 8,9

 

Как мы видим, по итогам 2015 года в нефтедобыче, черной и цветной металлургии рентабельность несколько снизилась, зато выросла в машиностроении и, особенно, в легкой промышленности. Это (рост рентабельности) напрямую связано с ослаблением рубля и импортозамещением.

В Таблице 2 представлен расчет оптимального, с точки зрения промышленного производства, курса рубля к доллару.

 

Таблица 2. Расчет оптимального, с точки зрения промышленного производства, курса доллара.

Год2003200420052006200820102012201320142015
Фактический курс доллара 29,5 27,7 28,8 26,3 29,4 30,5 30,4 32,7 56,2 76,6
Годовая инфляция, % 11,9 11,7 10,9 9,0 13,2 8,7 6,5 6,4 11,4 12,9
Инфляция в США, % 1,88 3,26 3,42 2,54 0,09 1,5 1,74 1,5 0,76 0,73
Оптимальный курс с учетом долларовой и рублевой инфляции 34,9 37,7 40,4 42,9 52,1 59,1 63,8 66,9 73,9 82,8

 

Из таблицы видно, что в 2015 году курс национальной валюты максимально приблизился к своему оптимальному значению, что способствовало росту отечественного производства.

В последнее время приходится слышать, что повторяется кризис 2008 года. Это не совсем верно. Все, что происходило в российской экономике в 2014–2015 годах нельзя сравнивать с 2008 годом. Это, скорее, 1998 год. Поясним этот тезис. В период с 1993 по 1998 год в стране была достаточно высокая инфляция, при этом рубль находился в так называемом «валютном коридоре», то есть искусственно укреплялся по отношению к доллару. В то же самое время, коэффициент монетизации опускался до уровня 11 % и страна выживала исключительно за счет бартера [6]. При этом отечественная промышленность сокращалась и от безденежья, и в результате валютной конкуренции с импортом. В 1998 году, в результате дефолта произошла четырехкратная девальвация рубля и, практически сразу, в 1999 году началось восстановление отечественной промышленности. Рост продолжался в течение 5 лет, до 2004 года, пока в России не были инициированы инфляционные процессы, о чем мы неоднократно писали [3]. В результате, повторилась ситуация 90-х годов: рубль укреплялся на фоне инфляции и отечественный производитель не мог конкурировать с импортом. При этом коэффициент монетизации был выше 30 %, денег в реальном секторе хотя и не хватало, но не на столько, чтобы переходить на бартер. Отечественные производства стали сокращаться, а многие закрываться. По нашим данным, за десять лет с 2004 по 2014 год закрылось больше промышленных предприятий, чем с 1992 по 1998 г.г. [3].

Однако, действия российских монетарных властей в предыдущем году очень напоминают их же действия в 2008.

  1. Вместо того, чтобы снизить ключевую ставку ЦБ РФ поднял ее до 17 %. Это нанесло катастрофический удар по тем предприятиям, которые осуществляют свою операционную деятельность, опираясь на коммерческие кредиты. Ведь для них реальный процент по кредитам вырос до 25–38 % (на начало 2016 года от 18 до 27 %). Прежде всего речь идет о строительной отрасли. По нашим данным, объёмы нового строительства в 2015 году сократились на треть.
  2. Коэффициент монетизации составляет 47 %. Это в два раза ниже, чем требуется для нормального функционирования российской экономики.
  3. Из экономики в 2015 году было изъято 850 миллиардов рублей [7]. Мы уже писали, как наши монетарные власти спровоцировали кризис 2008 года изъяв из экономики 1,8 триллиона рублей [8]. Изъятие из обращения 850 миллиардов рублей в 2015 году к кризису не привело, но тяжким бременем легло на плечи отечественных предприятий, увеличив и без того высокую дебиторскую задолженность последних. То есть, помимо запредельной налоговой нагрузки, предприятия вынуждены кредитовать государство.
  4. Кстати о кредитовании, в практике финансирования отечественной экономики из бюджета существует такое понятие, как неравномерное финансирование. Обычно к сентябрю месяцу расходная часть бюджета выполняется лишь на 30 %, остальные 70 %, расходуются за оставшиеся четыре месяца. То есть пик финансирования приходится на конец года. Для предприятий с длинным циклом производства (от 6 месяцев и более) это означает необходимость постоянно кредитоваться в коммерческих банках, что снижает и без того низкую рентабельность в промышленности.

С чем же связано подобное иррациональное, с точки зрения отечественной экономики, поведение российского Правительства? Самой главной нашей проблемой является отсутствие внятной стратегии, которая отражала бы интересы как большинства общества, так и страны в целом. Мы до сих пор не знаем какое общество мы строим и к чему стремимся. Отсюда и проблемы в экономике. Экономическая модель не формализована и представляет собой эклектическую смесь Вашингтонского консенсуса, продвигаемого либеральной частью Правительства, неких попыток протекционизма, проводимого «государственниками» в российской власти и сиюминутной реакцией экономических властей на процессы, происходящие как в мировой, так и в отечественной экономике.

В целом же можно сказать следующее. Российская экономика начала выздоравливать после долгой болезни. Это процесс неприятен и долог, но необходим. Должны сформироваться новые контуры экономической модели страны, многие отрасли ожидает переформатирование, часть экономических агентов ожидает банкротство или переориентация. Особенно это касается импортеров и предприятий с низкой локализацией. Предприятия же с высокой локализацией напротив ожидает дальнейший рост и неизбежная модернизация.

Часть третья

Развитие ситуации в 2016-17 г.г.

В реальном секторе будет продолжаться рост предприятий с высокой локализацией и банкротство предприятий, ориентированных на импортное сырье и технологии.

Пик банкротств придется на 2016 год.

Ожидается рост в сельском хозяйстве и с/х переработке. Например, в 2015-16 сельскохозяйственном году импорт зерна из России прогнозируется на уровне 35 млн. тн.

Давление на Россию будет усиливаться, вплоть до попыток втянуть ее в войну или организовать революцию (переворот).

Если не удастся развязать войну, то финансовый кризис денежной системы, основанной на долларе неизбежен. Но об этом мы поговорим в наших следующих публикациях, посвященных мировому финансовому кризису.

Литература

1. А. Смит, «Исследование о природе и причинах богатства народов», М.: Эксмо, 2007.

2. Геополитический прогноз от Stratfor на 2015–2025 годы.

3. Д. Чернавский, А. Щербаков, Социально-экономический бюллетень. М.: Грифон, 2015.

4. Мэнкью Н. Грегори, Тейлор Марк «Экономикс», Питер, 2013.

5. Д. С. Чернавский, А. В. Щербаков, Мир без доллара и ФРС

6. А. Щербаков, Экономическое поведение предприятия, оперирующего на денежном и бартерном рынках. Автореферат диссертации к.э.н. М.: 1998.

7. У правительства обнаружился неучтенный 1 трлн руб.

8. Д. С. Чернавский, А. В. Щербаков, Кризис образца 2008 года // Экономические стратегии, 2009, № 1.

 


Поиск