ГлавнаяСтатьиХроники мирового кризиса. Часть 2. Социально-экономическое положение России. Итоги 2015 года.

Нужно ли нам бояться «цифрового фашизма»



Опубликовано: 04.05.2020

По результатам организации в Москве мер цифрового контроля ряд прогностиков выдвинули сценарий «цифровой фашизм», в качестве одного из вероятных сценариев нашего будущего. Не будем обсуждать саму первую, явно неудавшуюся попытку. Покрутим возможные результаты, допустив, что она бы удалась. Итак.

 

Базовым компонентом в проекте «Цифровая Экономика» (ЦЭ) из «национальных проектов России», выделяется понятие «цифровая платформа». Разработчики утверждают, что именно «платформа», вместе с «цифровыми двойниками» для различных процессов, включая процессы жизнеобеспечения населения страны, должна дать «экономический эффект» от внедрения ЦЭ.

Если посмотреть на процесс организации ЦЭ в России с позиции Мир, то уже прямо сегодня «общим местом» становится сценарий «трехуровневый мир».

Сценарий заново делит Мир на страны первого-четвертого мира, по их способности поддерживать уровень технологической сложности, выделяя:

- (А) ВИРТ – где формируются результаты интеллектуального труда; контур, через который производится управление многими процессами «в реале»; место, где можно работать, не выезжая физически с берега Енисея или Миссисипи, что делает бессмысленным «человейники» с позиции мнимой «комфортности»; место для эмиссии новой цифровой валюты; а также место, куда будет «свален» негодный с позиции мальтузианцев «человеческий потенциал» - доживать, играя в ВИРТе.

ВИРТ будет производить стандарты, проектную документацию на производство в реале, алгоритмы и расчеты для инженерии, формулы для персональных генных лекарств, характеристики и технологии для производства материалов с заданными свойствами, рассчитывать глобальную и страновую логистику, производство и т.п.

Упрощенно ВИРТ – это место для работы и накопления результатов труда «человеческого капитала», а также, выполнения функций управления. ИсИны – это здесь прежде всего.

- (Б) эффекторы – перевод продуктов ВИРТа в «физическую реальность» - роботозаводы, 3-Д «лазерные» сканеры и копиры, синтезаторы персональных генных лекарств и т.д. Здесь же все автоматические доставщики – дроны, хотя это м.б. отнесено и к Цифровой Экономике, как «инфраструктурной» части нового мирового проекта.

Эффекторы призваны как работать для людей, так и заменить их. С позиции мальтузианцев это прекрасный способ сократить население за ненадобностью, отправив его играть в ВИРТ.

- (В) Цифровая Экономика – инфраструктура доступа к ВИРТу и эффекторам, к «интернет-торговле», это точки входа для работы в ВИРТе «человеческого капитала», точки выхода для формирования и обратной связи для «цифровых двойников» и для организации работы «эффекторов» (для реализации физического воздействия), а также логистика нижнего уровня и т.д.

Это те самые «цифровые платформы», на которые нас так упорно заталкивают что американские, что китайские «друзья». И на которые выделены огромные бюджеты «цифровой экономики».

Обращаю внимание, что выделены в первую очередь на «оцифровку физических процессов», на «создание цифровых двойников», а не на производство собственных роботокомплексов, синтезаторов лекарств, генных секвенаторов или формирование особых физических сред для производственных процессов.

Возьмите структуру грантов АСИ, РВК и прочих «нетов», и посмотрите, чтобы убедиться.

Теперь собственно насчет «экономики».

Цифровая Экономика — это будет дополнительное «ОБРЕМЕНЕНИЕ» для тех стран, что будут пользоваться чужим ВИРТом, построенном на чужой элементной базе. И чужими «эффекторами».

Более того. Фактически, ЦЭ – это будет новая форма выплаты «дани». Поскольку вся основная прибыль от такой «экономики» будет формироваться в другом месте. В ВИРТе, где будет эмитироваться цифровая валюта, и где и будет концентрироваться весь «человеческий капитал» и результаты его труда.

То есть в процессе «оцифровки» одни страны будут нести издержки по её осуществлению, а другие, будут извлекать «экономику».

Я не говорю уже про то, что процесс управление данной «цифровой экономикой» — он тоже будет вынесен в ВИРТ. Туда, где этот ВИРТ будет организован.

В меньшей степени прибыль будет формироваться там, где будут производить «эффекторы» и расходные материалы к ним. То есть делать материальное обеспечение для «цифровой экономики». Изначально предполагалось, что это будут Япония-Германия-Корея-Китай. Но Китай захотел большего.

В описанную выше схему не включена энергетика. Она будет составлять отдельный контур, на который будет «нанизываться» все остальные. Без энергетики никаких «эффекторов» не будет.

И здесь нужно сказать особое слово за Росатом и тех, кто не повелся на имитационный пузырь «зеленой энергетики». Последней вполне хватит, чтобы дать энергию для точек входа «в платформы» ЦЭ или для печатанья простейших предметов на 3-Д принтерах. Но которой категорически не хватит, для крупных производств с помощью «эффекторов» и для работы энергоемких серверов ВИРТа.

Отдельный вопрос – выстраивание контура информационной, энергетической, водно-продовольственной, биологической и прочих «безопасностей».

И здесь уже особый вопрос к разработчикам как-бы «отечественных» «цифровых платформ». Насколько хватает моих познаний в IT, чтобы сделать платформу «безопасной» её изначально нужно проектировать именно так, то есть именно «от безопасности» строить архитектуру всей информационной системы. Сверху «безопасность» приляпывать бесполезно. Иначе любой производитель системного ПО, или СБИС для «платформ», будет заходить в неё как к себе домой и делать с «оцифрованными элементами обеспечения жизнедеятельности» то, что посчитает нужным. Это идеальный вариант для организации у нас «гибридной войны» - сами себе навешиваем «цифровые ранцевые заряды» в ключевых точках инфраструктуры.

В начале 2000-х, когда «бледнолицые американские братья» сняли запрет КОКОМ и продали нам «машинку извлечения знаний» проекта «Эскалибур», до этого честно пахавшую в ЦРУ и в «Библиотеке конгресса США», мы физически отцепили её от общей сети и с умилением наблюдали, как она честно пытается сбросить «индексы» в сторону своих разработчиков.

Но «интегрированные цифровые платформы» - построенные по «облачному» типу, по определению будут работать «в сети», а значит, обеспечить физический разрыв связи будет крайне сложно.

Добавим сюда диффузные микросхемы с системным ПО для мэйнфремов, которые разрушаются, если их вовремя не заменить, причем менять эти микросхемы может только фирма-производитель. Которая будет (А) западная или (Б) китайская. Оба хуже. И микроспутниковые группировки, которые позволят выходить в глобальную сеть без ретрансляторов на территории суверенных государств.

 

Немного про «всевластие ИсИнов». Все те схемы «ИсИнов», что используются сегодня под таким названием – это различные виды ретроспективных корреляторов прошлого опыта на будущие проблемы.

Исходя из закона необходимой системной сложности, дабы не разрушиться, система должна обмениваться с внешней средой – веществом (энергией), информацией, структурной сложностью и т.д. Отсутствие обмена приводит к диссипации системы со стороны систем, имеющих бОльшую сложность (эффект диффузии структурной сложности) или бОльшую энергию. Наличие обмена, а также недетерминированный характер поведения систем, имеющих в своем составе «людей», приводит к тому, что в сложной системе все время возникают новые классы\типы задач. То есть возникают те задачи, которые нельзя решить на основе ретроспективного опыта. Иначе говоря – доверить их решение ИсИнам. Потому, что согласно правилу необходимой системной сложности в управлении, «новому типу задач должны соответствовать новые типы решений».

Про перспективы «сильных ИсИнов», возникновение которых связывают с «квантовым эффектом» я писать не буду. Сэкономлю место и время. Скажу лишь, что любая религия, как «онтология высшего порядка», содержит внутри себя парадокс, который не разрешим ничем, кроме как «Божественным Провидением». И я здесь склонен придерживаться точки зрения, что человек создан по Образу и Подобию, а не от обезьяны. То есть любой «необезьяний» человек тоже является носителем «парадокса», который в состоянии разрешить либо он сам, либо Надсистема, носящая в себе те самые «онтологии высшего порядка».

То есть, развитие ИсИнов вполне сможет обеспечить корреляцию имеющихся знаний, упростит коммуникации и решение задач регулирования, включая логистику, но ни функцию «развития», ни (и это главное) функцию «управления социумом», на них отдать будет нельзя. Нельзя строить «новую сложность» через оцифровку ретроспективных образцов или полагаясь на «квантовый эффект», который имеет вовсе нецифровой характер.

 

А теперь рассмотрим вариант «цифрового концлагеря» в собранной выше схеме.

И… «не надо бояться человека с ружьем» (С).

Не создав собственную элементную базу для ВИРТа, а закупаемые заводы микрочипов на кремниевой основе такой базой являться не смогут (у кремния уже достигнут «предел по теплу»), российская власть, активно внедряющая «цифровой контроль» на основе зарубежных СБИС, «архитектур процессоров», системного ПО, сама положит «цифровой контроль» «нашим партнерам» в руки.

Российский «человеческий капитал», эта «новая нефть», имеющая реальную ценность для международных ТНК, будет спокойно через «платформы» ЦЭ, или через «микроспутники», выходить в зарубежный ВИРТ. Где и будет создавать наиболее дорогой «прибавочный продукт» - те самые инженерные разработки, рецепты, алгоритмы и прочее. А страны участники ЦЭ, будут нести издержки на все процессы «оцифровки», которые будут включаться уже в стоимость их собственной продукции, делая её неконкурентной на мировом рынке.

Собственно говоря, это и будет новая форма «цифровой колонизации» и возможность организации суверенного «цифрового фашизма» будет в ней лишь иллюзией.

Повторю. Человеческий капитал, при попытке внедрения полного «суверенного цифрового контроля» неизбежно будет работать на формирование внешней для гос_системы «системной сложности». И единственный способ удержать данный «капитал» внутри системы – это включить его в контур формирования своей собственной системной «сложности».

 

Я считаю, что в Госкорах у нас сидят достаточно сообразительные люди, которые пусть и не сразу, но по мере появления «прецедентов» внешнего давления через ЦЭ, попытаются прекратить «новую колонизацию», путем жесткого лоббирования собственного IT и ряда других секторов «экономики шестого уклада».

Думаю, что и в органах власти, попытаются прекратить, когда поймут, что хваленые ИсИны ничего не стоят без собственной элементной базы и собственных «эффекторов», включая роботокомбайны от Усковой, а также без собственного семенного посадочного фонда, аппаратуры для генного секвенирования и прочих элементов, обеспечивающих работу «суммы технологий шестого уклада».

Власть, она все же стоит дороже денег. Собственно она их и порождает, отчуждая результаты чужого труда и предоставляя в обмен «условную информацию».

И вот тут мы возвращаемся к предыдущему моему тексту.

 

Я уже писал, что к августу России выкатят ультиматум. Вернее август — это срок, до которого нам дадут тянуть с неответом.

Часть «пакета предложений» из ультиматума будет касаться как раз использования «правильных» «цифровых платформ». Возможно, данные предложения уже приняты. Но к августу они д.б. подтверждены.

Для тех членов Правительства, что мыслят форматами «рентной экономики», это будет казаться непринципиальным. И вместо того, чтобы осуществлять ускоренный переход на производство отечественных фотон-фотонных микросхем, где у нас отставание не существенно, они этот пункт спокойно примут.

А может и нет. С учетом недавних болезней и изменений. И это есть значимая интрига.

Поскольку ответ на данный ультиматум определит допустимые границы уже для внутренней политики в России на среднесрочный период. В том числе, определит, какие из элитных внутрироссийских групп останутся на распределении резко сжимающегося рентного дохода.

Так что не нужно бояться «цифрового фашизма», или «цифрового феодализма» (что более вероятно, поскольку регионы, имея более квалифицированных инженеров, будут сбрасывать «в центр» только ту информацию, которую посчитают нужным сбросить – не надо здесь обольщаться). Если он и будет, то продлится лишь до момента, когда станет очевидным, что это есть новая форма грабежа не только населения России, но и её основных элитных групп. И цель написанного выше материала как раз в том, чтобы очевидность этого наступила немножко раньше.